Шумеро-аккадская мифология / Энума элиш

Назад к разделу

Энума элиш — таблица I

Первая табличка начинается описанием первобытного хаоса, не существовало еще ни земли, ни неба. Праотец Апсу и праматерь Тиамат смешивали свои воды. В те же незапамятные времена был создан могучий и свирепый советник Мумму.

 

Именно тогда появились боги Лахаму и Лахму, а возможно, и другие боги первого поколения. От них родились Аншар и Кишар, которые создали по своему подобию Ану. Затем Ану породил Эа (Нудиммуда).

 

Апсу не понравился образ действий молодого поколения богов, которые беспокоили его своим поведением, видимо желая отделить стихии и упорядочить хаос. Он задумал уничтожить своих детей, хотя Тиамат всячески отговаривает его. Однако Мумму поддержал Апсу и это решило дело.

Боги, узнав об опасности, приходят в ужас. Но мудрый Эа при помощи заклинания усыпил Апсу и убил его, разрубив на куски, а Мумму пленил и лишил его магической силы. После этого Эа построил себе дом Апсу, где его жена Дамкина родила ему прекрасного сына Мардука. Родители не могли нарадоваться на свое творенье, Ану подарил ему четыре ураганных ветра, которые тревожили Тиамат.

 

Подстрекаемая другими богами, Тиамат решила отомстить молодому поколению за смерть Апсу. Она создает армию чудовищ — змей, драконов, псов, рыболюдей, человеко-скорпионов. Один из богов первого поколения — Кингу — делается ее мужем, ему она вручает таблицы судеб.
 

Когда вверху не названо небо,

А суша внизу была безымянна,

Апсу первородный, всесотворитель,

Праматерь Тиамат, что все породила.

Воды свои воедино мешали,

 

Тростниковых загонов тогда еще не было,

Когда из богов никого еще не было,

Ничто не названо, судьбой не отмечено,

Тогда в недрах зародились боги,

Явились Лахму и Лахаму и именем названы были.

 

И пока они росли и мужали,

Тогда родились Аншар и Китар.

Они дни копили, множили годы,

И наследник их — Ану, — отцам своим равный.

Ану-первенца Аншар себе уподобил.

 

Нудиммуда сотворил по своему подобию Ану.

Нудиммуд, отцами рожденный своими,

Он разумом светел, многомудр и всесилен,

Аншара, деда его, превзошел он премного,

Меж богов-сородичей нет ему равных.

 

Толпой собираются сородичи-боги,

Тревожат Тиамат, снуют, суетятся,

Чрево Тиамат они колеблют

Буйным гамом в верхних покоях.

В Апсу не утихает их гомон,

 

Но спокойна, безмолвствует Тиамат,

Хотя тягостны ей их повадки

Не добры их пути, она же щадит их

Апсу, великих богов творитель,

Кличет Мумму советника, так ему молвит:

 

“Советник мой Мумму, веселящий мне печень,

Давай пойдем-ка с тобой к Тиамат”.

И они пошли, пред Тиамат воссели,

О богах, своих первенцах думали думу.

Апсу уста свои открыл,

 

Кричит раздраженно, обратясь к Тиамат:

“Мне отвратительны их повадки,

Мне днем нет отдыха, покоя — ночью,

Их погублю я, дела их разрушу,

 

Да утихнут звуки, во сне да пребудем”.

Едва такое услышав, Тиамат

Взъярилась, накинулась на супруга,

В одинокой ярости вопияла горько,

Злобою полнилось все ее чрево:

“Как Порожденье свое уничтожим?

 

Пусть дурны их пути — дружелюбно помедлим!”

Тут Мумму к Апсу обратился с советом,

Недобр и неласков совет был Мумму:

“Уничтожь, отец мой их злые повадки

Будут дни твои мирны, будут ночи покойны!”

 

Апсу то слышит — светлеет ликом,

Ибо злое он первенцам своим замыслил.

Тут обхватил он за шею Мумму,

Посадил на колени, ласкать его начал.

О том, что в совете они порешили,

 

Богам, своим первенцам, они сказали.

Услышали боги о том, заметались,

После затихли, безмолвно сидели,

Но разумом мудрый, хитроумный, искусный,

Всеведущий Эйа придумал выход.

 

Он создал образ, завершил и закончил,

Заклинанье святое сотворил премудро,

Поверил громозвучно, отправил в Воды.

Излилась дремота, сном окружила —

Апсу усыпил он сном излиянным,

 

Цепененье охватило советника Мумму.

Эйа перевязь снял, сорвал тиару —

Апсу сиянием овладел он,

Апсу сковал он и предал смерти.

Он Мумму пленил, на засов его запер,

 

Он возвел над Апсу себе чертоги,

Надсмеялся над Мумму, протащил на веревке,

Как разбил, уничтожил своих супостатов,

Укрепил над врагами победу Эйа.

Отдых вкусил в потаенном покое,

 

“Апсу” нарек он покои, кумирней сделал,

Для брака святого их предназначил.

Там с Дамкиной, супругой, возлег Эйа в величье.

В покое судеб и предначертаний.

Бог зачал мудрейшего из мудрых —

 

В Апсу зарожден был Мардук,

В светлом Апсу зарожден был Мардук.

Эйа, родитель, там его создал,

Дамкина, мать его, породила.

Грудью богини был он вскормлен.

 

Благоговея, мать его питала.

Его лик был прекрасен, сверкали взгляды!

Изначально властна, царственна поступь!

Узрел его Эйа, отец-творитель, —

Весельем и радостью наполнилось сердце.

 

Он воспринял его совершенство,

Наградил его божьей силой двойною.

Он ростом велик, среди всех превосходен,

Немыслимо облик его совершенен —

Трудно понять, невозможно представить.

Четыре глаза, четыре уха!

 

Он рот раскроет — изо рта его пламя!

Он вчетырежды слышит мудрейшим слухом,

И всевидящи очи — все прозревают!

Средь богов высочайший, прекраснейший станом,

Мышцами мощен, ростом всех выше!

 

“Малыш мой, сыночек! Малыш мой, сыночек!

Сыночек-солнце! Солнышко божье!”

Нимб его — десяти богов сиянье!

Пятьдесят сияний его окружает!

Породил Ану четыре ветра,

 

Вложил ему в руки — “Подарок сыночку!” —

Он сотворил ураганы и вихри,

Он топи создал, что гнетут Тиамат.

Днем и ночью томится, мятясь, Тиамат,

Тяжко богам, нет покоя от ветров,

 

Зло задумали своим чревом,

Тиамат, праматери, так они молвят:

“Как Апсу любимого твоего убивали,

Не пришла ты на помощь, сидела молча.

Четыре вихря ужасных сотворил Ану,

 

Твое чрево трясется, и мы бессонны!

Апсу твой любимый да падет на сердце!

И Мумму пленный — одна ж ты осталась,

Не ты ль наша матерь? И мечешься в страхе!

Нас, что так маются, нас ты не любишь!

 

В бессоннице высохли наши очи!

Сбрось ярмо, и покой получим!

Сразись, отомсти за Апсу и Мумму!

Порази врагов, преврати их в тени!”

Услыхала Тиамат — ей любы речи.

 

“Благо — совет ваш, ураган поднимем!

Уничтожим богов в разгаре битвы!

Сраженье устроим, богам отплатим!”

Они вокруг Тиамат столпились,

Днем и ночью, взбешенные, помышляют о мести,

 

Львы рычащие, они готовятся к бою.

Держат совет, дабы устроить битву.

Матерь Хубур, что все сотворяет,

Неотвратимое множит оружие, исполинских делает змеев!

Остры их зубы, их клыки беспощадны!

 

Она ядом, как кровью, их тела напитала,

В ужас драконов свирепых одела,

Окружила нимбами, к богам приравняла.

Увидевший их — падет без силы!

Если в битву пойдут, то уже не отступят!

 

Гидру, Мушхуша, Лахаму из бездны она сотворила,

Гигантского Льва, Свирепого Пса,

Скорпиона в человечьем обличье,

Демонов Бури, Кулилу и Кусарикку.

Безжалостно их оружие, в битве они бесстрашны!

Могучи творенья ее, нет им равных!

 

И еще сотворила одиннадцать этим подобных!

Из богов, своих первенцев, что совет составляли,

Кингу избрала, вознесла надо всеми — полководителем,

Главным в Совете,

С оружьем битвы скликающим к бою,

 

Распределителем добычи

Всех отдала под власть его, на престол посадила.

“Надо всеми в Совете тебя вознесла я

Все божьи решенья в твою руку вложила!

Всех ты превыше, супруг мой единый,

 

Над Ануннаками вознесу твое имя!”

Таблицы судеб ему вручила, на груди его укрепила.

“Лишь твои неизменны приказы, уст твоих нерушимо Слово!”

Ныне, как Кингу взнесен, дали сан ему Ану,

редь богов, сынов его, судьбу он судит:

 

“Твоих уст речения да исторгнут пламя

Яд, что собрали мы, вражью мощь да погубит”.
 

Назад к разделу


Labirint.ru - ваш проводник по лабиринту книг

Поиск: