Славянская мифология / Слово о полку Игореве

Назад к разделу

Слово о полку Игореве - Часть первая

Перевод Н. Заболоцкого

 

1

 

Игорь-князь с могучею дружиной

Мила брата Всеволода ждет.

Молвит буй-тур Всеволод: "Единый

Ты мне брат, мой Игорь, и оплот!

Дети Святослава мы с тобою,

Так седлай же борзых коней, брат!

А мои, давно готовы к бою,

Возле Курска под седлом стоят".

 

2

 

   А куряне славные -

   Витязи исправные:

   Родились под трубами,

   Росли под шеломами,

   Выросли, как воины,

   С конца копья вскормлены.

   Все пути им ведомы,

   Все яруги знаемы,

   Луки их натянуты,

   Колчаны отворены,

   Сабли их наточены,

   Шеломы позолочены.

   Сами скачут по полю волками

 

И, всегда готовые к борьбе,

Добывают острыми мечами

Князю - славы, почестей - себе!

 

3

 

Но, взглянув на солнце в этот день,

Подивился Игорь на светило:

Середь бела дня ночная тень

Ополченья русские покрыла.

И, не зная, что сулит судьбина,

Князь промолвил: "Братья и дружина!

Лучше быть убиту от мечей,

Чем от рук поганых полонену!

Сядем, братья, на лихих коней

Да посмотрим синего мы Дону!"

Вспала князю эта мысль на ум -

Искусить неведомого края,

И сказал он, полон ратных дум,

Знаменьем небес пренебрегая:

"Копие хочу я преломить

В половецком поле незнакомом,

С вами, братья, голову сложить

Либо Дону зачерпнуть шеломом!"

 

4

 

Игорь-князь во злат стремень вступает,

В чистое он поле выезжает.

Солнце тьмою путь ему закрыло,

Ночь грозою птиц перебудила,

Свист зверей несется, полон гнева,

Кличет Див над ним с вершины древа,

Кличет Див, как половец в дозоре,

За Сулу, за Сурож, на Поморье,

Корсуню и всей округе ханской,

И тебе, болван тмутороканский!

 

5

 

И бегут, заслышав о набеге,

Половцы сквозь степи и яруги,

И скрипят их старые телеги,

Голосят, как лебеди в испуге.

Игорь к Дону движется с полками,

А беда несется вслед за ним:

Птицы, поднимаясь над дубами,

Реют с криком жалобным своим,

По оврагам волки завывают,

Крик орлов доносится из мглы -

Знать, на кости русские скликают

Зверя кровожадные орлы;

На щиты червленые лисица

Дико брешет в сумраке ночном...

 

   О Русская земля!

   Ты уже за холмом.

 

6

 

Долго длится ночь. Но засветился

Утренними зорями восток.

Уж туман над полем заклубился,

Говор галок в роще пробудился,

Соловьиный щекот приумолк.

Русичи, сомкнув щиты рядами,

К славной изготовились борьбе,

Добывая острыми мечами

Князю - славы, почестей - себе.

 

7

 

На рассвете, в пятницу, в туманах,

Стрелами по полю полетев,

Смяло войско половцев поганых

И умчало половецких дев.

Захватили золота без счета,

Груду аксамитов и шелков,

Вымостили тонкие болота

Епанчами красными врагов.

А червленый стяг с хоругвью белой,

Челку и копье из серебра

Взял в награду Святославич смелый,

Не желая прочего добра.

 

8

 

Выбрав в поле место для ночлега

И нуждаясь в отдыхе давно,

Спит гнездо бесстрашное Олега -

Далеко подвинулось оно!

Залетело храброе далече,

И никто ему не господин:

Будь то сокол, будь то гордый кречет,

Будь то черный ворон - половчин.

A в степи, с ордой своею дикой

Серым волком рыская чуть свет,

Старый Гзак на Дон бежит великий,

И Кончак спешит ему вослед.

 

9

 

Ночь прошла, и кровяные зори

Возвещают бедствие с утра.

Туча надвигается от моря

На четыре княжеских шатра.

Чтоб четыре солнца не сверкали,

Освещая Игореву рать,

Быть сегодня грому на Каяле,

Лить дождю и стрелами хлестать!

Уж трепещут синие зарницы,

Вспыхивают молнии кругом.

Вот где копьям русским преломиться,

Вот где саблям острым притупиться,

Загремев о вражеский шелом!

 

   О Руская земля!

   Ты уже за холмом.

 

10

 

Вот Стрибожьи вылетели внуки -

Зашумели ветры у реки,

И взметнули вражеские луки

Тучу стрел на русские полки.

Стоном стонет мать-земля сырая,

Мутно реки быстрые текут,

Пыль несется, поле покрывая,

Стяги плещут: половцы идут!

С Дона, с моря, с криками и с воем

Валит враг, но, полон ратных сил,

Русский стан сомкнулся перед боем

Щит к щиту - и степь загородил.

 

11

 

Славный яр-тур Всеволод! С полками

В обороне крепко ты стоишь,

Прыщешь стрелы, острыми клинками

О шеломы ратные гремишь.

Где ты ни проскачешь, тур, шеломом

Золотым посвечивая, там

Шишаки земель аварских с громом

Падают, разбиты пополам.

И слетают головы с поганых,

Саблями порублены в бою,

И тебе ли, тур, скорбеть о ранах,

Если жизнь не ценишь ты свою!

Если ты на ратном этом поле

Позабыл о славе прежних дней,

О златом черниговском престоле,

О желанной Глебовне своей!

 

12

 

Были, братья, времена Траяна,

Миновали Ярослава годы,

Позабылись правнуками рано

Грозные Олеговы походы.

Тот Олег мечом ковал крамолу,

Пробираясь к отчему престолу,

Сеял стрелы и, готовясь к брани,

В злат стремёнь вступал в Тмуторокани.

В злат стремёнь вступал, готовясь к сече,

Звон тот слушал Всеволод далече,

А Владимир за своей стеною

Уши затыкал перед бедою.

 

13

 

А Борису, сыну Вячеслава,

Зелен саван у Канина брега

Присудила воинская слава

За обиду храброго Олега.

На такой же горестной Каяле,

Укрепив носилки между вьюков,

Святополк отца увез в печали,

На конях угорских убаюкав.

Прозван Гориславичем в народе,

Князь Олег пришел на Русь как ворог,

Внук Даждь-бога бедствовал в походе,

Век людской в крамолах стал недолог.

И не стало жизни нам богатой,

Редко в поле выходил оратай,

Вороны над пашнею кружились,

На убитых с криками садились,

Да слетались галки на беседу,

Собираясь стаями к обеду...

Много битв в те годы отзвучало,

Но такой, как эта, не бывало.

 

14

 

Уж с утра до вечера и снова,

С вечера до самого утра,

Бьется войско князя удалого

И растет кровавых тел гора.

День и ночь над полем незнакомым

Стрелы половецкие свистят,

Сабли ударяют по шеломам,

Копья харалужные трещат.

Мертвыми усеяно костями,

Далеко от крови почернев,

Задымилось поле под ногами.

И взошел великими скорбями

На Руси кровавый тот посев.

 

15

 

   Что там шумит,

   Что там звенит

 

Далеко во мгле перед зарею?

Игорь, весь израненный, спешит

Беглецов вернуть обратно к бою.

Не удержишь вражескую рать!

Жалко брата Игорю терять.

Бились день, рубились день, другой,

В третий день к полудню стяги пали,

И расстался с братом брат родной

На реке кровавой, на Каяле.

Недостало русичам вина,

Славный пир дружины завершили -

Напоили сватов допьяна,

Да и сами головы сложили.

Степь поникла, жалости полна,

И деревья ветви приклонили.

 

16

 

И настала тяжкая година,

Поглотила русичей чужбина,

Поднялась Обида от курганов

И вступила девой в край Траянов.

Крыльями лебяжьими всплеснула,

Дон и море оглашая криком,

Времена довольства пошатнула,

Возвестив о бедствии великом.

А князья дружин не собирают,

Не идут войной на супостата,

Малое великим называют

И куют крамолу брат на брата.

А враги на Русь несутся тучей,

И повсюду бедствие и горе.

Далеко ты, сокол наш могучий,

Птиц бия, ушел на сине море!

 

17

 

Не воскреснуть Игоря дружине,

Не подняться после лютой сечи!

И явилась Карна, и в кручине

Смертный вопль исторгла, и далече

Заметалась Жeля по дорогам,

Потрясая искрометным рогом,

И от края, братья, и до края

Пали жены русские, рыдая:

 

"Уж не видеть милых лад нам боле!

Кто разбудит их на ратном поле?

Их теперь нам мыслию не смыслить,

Их теперь нам думою не сдумать,

И не жить нам в тереме богатом,

Не звенеть нам серебром да златом!"

 

18

 

Стонет, братья, Киев над горою,

Тяжела Чернигову напасть,

И печаль обильною рекою

По селеньям русским разлилась.

И нависли половцы над нами,

Дань берут по белке со двора,

И растет крамола меж князьями,

И не видно от князей добра.

 

19

 

Игорь-князь и Всеволод отважный,

Святослава храбрые сыны,-

Вот ведь кто с дружиною бесстрашной

Разбудил поганых для войны!

А давно ли, мощною рукою

За обиды наши покарав,

Это зло великою грозою

Усыпил отец их Святослав!

Был он грозен в Киеве с врагами

И поганых ратей не щадил:

Устрашил их сильными полками,

Порубил булатными мечами

И на Степь ногою наступил.

Потоптал холмы он и яруги,

Возмутил теченье быстрых рек,

Иссушил болотные округи,

Степь до лукоморья пересек.

А того поганого Кобяка

Из железных вражеских рядов

Вихрем вырвал, и упал, собака,

В Киеве, у княжьих теремов.

 

20

 

Венецейцы, греки и морава

Что ни день о русичах поют,

Величают князя Святослава,

Игоря отважного клянут.

И смеется гость земли немецкой,

Что, когда не стало больше сил,

Игорь-князь в Каяле половецкой

Русские богатства утопил.

И бежит молва про удалого,

Будто он, на Русь накликав зло,

Из седла, несчастный, золотого

Пересел в кащеево седло...

Приумолкли города, и снова

На Руси веселье полегло.
 

Назад к разделу


Labirint.ru - ваш проводник по лабиринту книг

Поиск: