Кельтская мифология / Уладский цикл

Назад к разделу

Сватовство к Луайне и смерть Атирне

В горе, великой печали и грусти был Конхобар после смерти Дейрдриу от его руки. Никакая музыка, красота или радость в целом свете не могли смирить его дух, и пребывал он всегда сокрушенный и скорбный. Говорили ему благородные улады, чтобы поискал он по ирландским королевствам дочь короля или вождя, что развеяла бы его грусть по Дейрдриу.

 

Привели к Конхобару двух его гонцов, Леборхам, дочь Аэ и Адарк, и Леборхам Раннах, дочь Уангамайна. Воистину ужасен и уродлив был облик этих посланниц [...].

 

Принялись тогда гонцы объезжать крепости и достославные поселения по всей Ирландии, но нигде не могли отыскать незамужнюю девушку, что могла бы утешить Конхобара. Раз попала Леборхам, дочь Аэ и Адарк, в жилище некого Доманкенна, сына Дега, в самом Уладе и там увидела она прекрасную, белолицую девушку с волнистыми волосами, что была красивей всех девушек мира. И звали ее Луайне, дочь Доманкенна. Спросила Леборхам девушку, чья она дочь.

 

- Я дочь Доманкенна, сына Дега, — ответила та.

 

Сказала тогда Леборхам, что сам Конхобар послал ее к ней, ибо лишь одна Луайне во всей Ирландии была похожа на Дейрдриу духом, обличьем и искусством рукоделия.

 

- Воистину это хорошо, — сказал отец девушки и пожелал получить за нее должный выкуп невесты.

 

Вернулась тогда Леборхам к Конхобару и рассказала ему о девушке. Так говорила она:

 

- Там увидала я девушку прекрасную собой, золотоволосую, зрелую [...].

 

Преисполнился тогда Конхобар любовью к девушке и не мог удержаться, чтобы не пойти самому поглядеть на нее. Когда же увидел он Луайне, не осталось в нем косточки с палец длиной, что не исполнилась бы вековечной любовью к девушке. Стала она его суженой, и возложили на короля положенный выкуп, а потом возвратился он обратно в Эмайн.

 

В ту пору пришел туда Мананнан, сын Атгно, король Мананна и Островов Чужеземцев, с огромным множеством кораблей, дабы разорить и разграбить Улад, отомстив за сыновей Успеха. Другом их был Мананнан, и это он воспитал детей Найси и Дейрдриу, сына и дочь Гайара и Айбгрене.

 

А было всего четыре Мананнана, что жили не в одно время.

 

Мананнан, сын Аллота, друид Племен Богини Дану жил в их времена. Это он жил на Арайнд и дал имя Эмайн Аблах, а погиб тот Мананнан в битве при Куйленн от руки Уйленна Красная Бровь, сына Кайтера, сына Нуаду Серебряная Рука, с которым сражался он за королевскую власть в Коннахте. Когда рыли его могилу, выплеснулось из-под земли озеро Лох Орбсен, что зовется так от первого Мананнана.

 

Мананнан, сын Керпа, был королем Островов и Мананда и жил он во времена Конайре, сына Этерскела. Это он сватался к Туаг, дочери Коналла Колламайра, приемного сына Конайре. Она дала название Туаг Инбер.

 

Мананнан, сын моря, был знаменитым купцом, что плавал между Ирландией, Альбой и Островом Мананд. Был он еще и друидом да лучшим кормчим, что приплывал в Ирландию. Это он умел узнавать тайным знанием, разглядывая воздух, будет ли ясная погода или буря, и называли его [...].

 

Мананнан, сын Атгно, был четвертым Мананнаном. Это он приплыл с множеством кораблей отомстить за сыновей Уснеха, ибо он дал им приют в Альбе. Шестнадцать лет провели они там и отвоевали земли от Сламаннана до самого севера Альбы. Это они прогнали трех сыновей Гнатала, сына Морганн: Итаха, Триатаха и Мане Ламгарб, что занимали эти земли. Были они владением Гнатала, пока не убили его сыновья Уснеха. Тогда явились трое братьев в изгнание к Конхобару и потом сразили сыновей Уснеха по наущению Эогана, сына Дуртахта.

 

И вот принялся Мананнан разорять и грабить Улад. Тогда собрались улады, чтобы сразиться с ним, но говорили, что дурно поступил Конхобар, обратив оружие против сыновей Найси. Пожелали они мира между уладами и Мананнаном, и ходил с этим к Мананнану и с ответом от него филид Бобаран. Так сказал он:

 

Гайар, сын славного Найси, Мананнана великого сын приемный,

наш край разорить пришел он сюда [...]

 

Потом заключили союз Конхобар и Мананнан и, по желанию вождей уладов, выплатили Гайару возмещение за смерть его отца, а Аннли и Ардана отпустили на честь Конхобара. И еще даровал король Гайару земли Лиатмайне, что были раньше во владении Дубтаха .Доэлтенгтайга, разорявшего уладов вместе с Фергусом. Так расстались они в мире и с той поры не нарушали дружбы.

 

А теперь о том, что делала Луайне.

 

Когда прознали Атирне Айлдисах и два его сына, что была она обещана Конхобару, то явились к девушке и решили просить у нее даров. Когда же увидели они Луайне, то все трое полюбили ее и возжелали так, что лучше было им расстаться с жизнью, чем не быть вместе с девушкой. Один за другим принялись умолять они ее и говорили, что умрут и каждый из них сделает ей глам дицин, если не будет она им благоволить.

 

- Не подобает вам говорить так,— ответила девушка,— ибо должна я стать женой Конхобара.

 

- Не в силах мы остаться в живых, если не соединимся с тобой, — сказали они.

 

И все же отказалась девушка возлечь с ними. Тогда спели они ей три песни поношения, что оставили на ее лице три нарыва — Стыда, Упрека и Позора, что были черного, красного и белого цвета.

 

Тотчас испустила Луайне дух от стыда и позора.

 

Немедля пустился Атирне со своими сыновьями в путь к Бенн Атирни, что над Боанд, ибо страшился, что постигнет его за такие дела месть Конхобара и уладов.

 

Теперь о Конхобаре. Долго уж, казалось ему, спит он без жены. Взял он тогда с собой лучших из уладов: Коналла Кернаха, Кухулина, Келтхайра, Блаи Бругайда и Эогана, сына Дуртахта, и Катбада, и Сенха, и пошел к жилищу Доманкенна, сына Дега, что был из Племен Богини и владел той землей. Там узнали они, что умерла девушка и весь народ в крепости оплакивает ее. В великое молчание погрузился тогда Конхобар, ибо ни о ком не печалился так, кроме самой Дейрдриу.

 

- Какая же месть подобает им? — спросил Конхобар. Отвечали благородные улады, что должно убить Атирне с сыновьями и всеми его людьми, ибо уж не раз страдал Улад от их оружия. Тут вышла к ним мать девушки, Бегуба, и принялась оплакивать ее перед Конхобаром и благородными уладами.

 

- О король,— сказала она,— не одной смертью кончится это дело, ибо и я с ее отцом лишимся жизни от горя. Было пророчество, что и нас заберет эта смерть, как провидел друид, говоря:

 

"Толпы женщин плачут о смерти мужей от слов Атирне" [...|.

 

- Хищных зверей нашлет на вас Атирне, — сказала тогда Катбад,— Поношение, Позор и Стыд, Проклятье, Огонь и Злое слово. Ведь это у него есть шесть сыновей Бесчестья: Скупость, Отказ, Отрицание, Жестокость, Безжалостность, Жадность. Нашлет их на вас он, и станете с ними сражаться.

 

Принялся тут и Доманкенн корить и подстрекать уладов.

 

- Скажите, что же нам делать, о улады? — спросил Конхобар. Кухулин дал совет убить Атирне. Конал храбрый и справедливый вгляделся. Калтхайр ранящий замыслил. Мунремар знаменитый обдумал. Кускрайд сторож решил. Храбрые, заносчивые, жестокие, с обоюдоострыми мечами юноши уладов подтвердили решение идти и разрушить укрытие Атирне.

 

И сказал тогда Доманкенн матери Луайне:

 

Воистину горек, Бегуба, горек жребий, сгубивший тебя,

тяжкое горе тому, кто видит тебя над могилой Луайне [...].

 

Великий плач поднялся тогда о девушке, а потом спели над ней погребальные песни, устроили погребальные игры и воздвигли надмогильный камень. Воистину горестны и печальны были отец и мать девушки, и горько было слышать их рыдания.

 

И сказал тогда Конхобар:

 

На равнине могила Лузине, дочери красного Доманкенна,

не видала еще золотистая Банба никого недоступней ее.

 

Келтхайр: 

 

Скажешь ли нам, Конхобар, о храбрейший,

чья речь была слаще, Лузине иль Дейрдриу, многим любезной?

 

Конхобар: 

 

Расскажу я об этом тебе, о Келтхайр, сын Утехайра,

лучшей Луайне была, что не ведала лжи, не было спора меж ними,

Грустно пророчество, что унесло ее и от которого смерть приняла,

от которого холм ей насыпзн, от которого видно могилу.

Бегуба, сын Дега, Луайне, смерть их пронзает меня,

в один день вышли в путь и в одной они будут могиле.

Атирне с четырьмя сыновьями, поплатится злом он за это

деяние, жены, мужи, сыновья, примут все смерть в отомщенье за эту могилу.

 

После этого принялся Конхобар оплакивать девушку и чернить перед уладами Атирне. Тогда пошли за ним улады к Бенн Атирне и заперли там его с сыновьями и всеми людьми, а потом убили двух его дочерей, Мор и Мидсенг, и сожгли крепость Атирне.

 

Недобрым делом показалось это филидам Улада, и тогда сказал Аморген:

 

Великая жалость, великое горе славного Атирне гибель,

вот могила его, не ройте ее, о филиды!

Горе тому, кто принес ему гибель, горе тому, кто принес ему смерть!

Крепкое было копье у него, долго сияние его, шут Криденбел его сделал,

было копье у него, королей поражало,

Надгробную песнь я сложу и оплачу его,

вырою здесь я могилу и славный насыплю я холм.

 



Назад к разделу


Поиск: