Кельтская мифология / Королевский цикл

Назад к разделу

Приключения сыновей Эохайда Мугмедона

Правил однажды Ирландией великий и славный король Эохайд Мугмедон. Пять сыновей имел он - Бриана, Айлиля, Фиахра, Фергуса и Ниалла. И была матерью Бриана, Фиахра, Фергуса и Айлиля Монгфинд, дочь Фидаха, а матерью Ниалла - Кайренн Касдуб, дочь Скал Балб, короля саксов. Невзлюбила королева Ниалла, ибо не от нее, а от Кайренн зачал король сына. Немало претерпела Кайренн от королевы, так что должна была даже сама носить воду в Тару, как делают это служанки. Заставляли Кайренн так трудиться в ту пору, когда носила она, Ниалла, чтобы умер мальчик у нее в утробе.

 

Наконец пришло ей время разродиться, но и тут не было ей отдыха. И вот на лугу Тары родила она мальчика, но не посмела поднять его с земли и оставила там на добычу птицам. Не решился никто из ирландцев унести его оттуда из страха перед Монгфинд, ибо велика была ее чудодейственная сила и велик ужас ирландцев. Между тем шел по лугу поэт Торна и увидел лежащее там дитя и птиц вокруг. Поднял Торна его к груди, и тогда открылось ему все, чему суждено было быть. Так сказал он:

 

- Приветствую тебя, о юный гость, будешь ты Ниаллом Девяти Заложников. Придет время и многих окрасишь ты кровью. Расчистишь долины, отвергнешь заложников и дашь сражения. Высокий из Тары, вождь войск на Маг Фемин, страж Маэн Маг. Почтенный из Алмайн, старейший из Лифи, белое колено Кодала. Семь да двадцать лет править ему Ирландией и навеки передаст он ту власть потомкам. Ибо славно начало и славен конец могучего, жестковолосого, покуда не умер он после полудня в субботу подле Муир Ихт, пав от руки Эохайда, сына Энна Канселаха.

 

Взял с собой Торна младенца и воспитал его, и с той поры ни поэт, ни его приемный сын не приближались к Таре, пока не сравнялось мальчику довольно лет, чтобы стать королем. Тогда пришли они в Тару. Встретилась тут им Кайренн, подносившая туда воду.

 

- Оставь это,- сказал ей Ниалл.

 

- Не смею я из-за королевы,- ответила та.

 

- Не будет моя мать служанкой,- сказал Ниалл,- мать сына короля Ирландии.

 

Тогда повел ее он с собой в Тару и одел в красное платье. Охватил тут гнев королеву из-за такого бесчестья. Но говорили все ирландцы, что должен стать королем Ниалл после своего отца. Сказала тогда Монгфинд Эохайду:

 

- Рассуди, кто из твоих сыновей должен стать королем!

 

- Не мне судить, а пусть рассудит друид Ситкенн,- ответил король.

 

Тогда послали они за Ситкенном, что был кузнецом в Таре. Знали его как мудрого человека и великого провидца.

 

И поджег кузнец кузницу, где были четыре брата. Вышел Ниалл наружу, держа в руках наковальню.

 

- Всех победил Ниалл,-сказал друид,-и вовеки быть ему могучей наковальней!

 

Вышел за ним Бриан, держа в руках молоты.

 

- Отправьте Бриана к вашим героям! - молвил друид. Потом вышел из кузницы Фиахра, неся ведра с пивом и кузнечные мехи.

 

-Красота и ум пребудут всегда с Фиахра,-сказал друид. Вышел за ним Айлиль с ворохом оружия в руках.

 

- Мстить за вас станет Айлиль! - сказал друид. И наконец, появился Фергус с вязанкой сухого дерева и тисовой палкой внутри.

 

- Иссохнет Фергус! - молвил друид.

 

Так и случилось, ибо недоброе было потомство Фергуса, не считая одного Кайреха Дергайна. Оттого и говорится "тисовый шест в связке хвороста".

 

Так говорил в память об этом певец:

 

Пять сыновей Эохайда,

Ниалл, могучая наковальня,

Бриан - молотобоец для доброго боя,

Айлиль, копье воздевший против рода,

Фиахра, дуновение, Фергус иссохший.

У Фиахра чаша пива, Айлиль с боевым копьем, У Бриана в битву порыв, Но у Ниалла награда.

 

Между тем показалось это бесчестьем Монгфинд.

 

- Сделайте вид, что поссорились,- сказала она своим сыновьям,-и тогда придет Ниалл разнимать вас, а вы поразите его. Принялись братья ссориться.

 

- Пойду-ка я разниму их,- сказал Ниалл.

 

- Нет,- отвечал Торна,- пусть будут спокойны сыновья Монгфинд.

 

Отсюда и присловие.

 

Тогда сказала Монгфинд, что не исполнит такое решение. Отправила она своих сыновей к Ситкенну, дабы получили они от него оружие. Пошли они к кузнецу, и тот сделал им оружие, но лучшее вложил в руки Ниалла, а остальное дал братьям.

 

- Теперь отправляйтесь на охоту и испытайте его,- сказал он.

 

Пошли они на охоту, и случилось так, что они заблудились и нигде не могли найти выхода.

 

Когда устали они бродить, зажгли братья костер, приготовили еды и ели, пока не насытились. Потом захотели они пить и не могли утолить жажду после съеденной пищи.

 

- Пусть один из нас пойдет и поищет воды,- сказали они.

 

- Я пойду,- сказал Фергус.

 

Отправился он в путь и наконец вышел к колодцу, который стерегла старуха.

 

Вот каков был ее облик. С головы до ног каждый сустав ее был чернее угля; словно хвост дикой лошади, росли серые растрепанные волосы у нее на темени. Зеленую ветвь дуба разгрызли бы ее зеленые зубы, что шли у нее во рту от уха до уха. Темные глаза были у нее и изогнутый скрюченный нос. Разъеденной была у нее середина тела, а бедра кривые и вывернутые. Толстыми были ее лодыжки, огромными колени, а ногти были зеленого цвета. Ужасным был ее вид.

 

- Что ж,- сказал юноша.

 

- Так-то,- ответила старуха.

 

- Ты охраняешь колодец? - спросил он.

 

- Воистину так,- отвечала она.

 

- Можно ли взять мне немного воды? - спросил юноша.

 

- Разрешу я тебе,- сказала старуха,- если поцелуешь ты меня в щеку.

 

- Нет! - ответил Фергус.

 

- Тогда не получишь ты от меня воды,- сказала старуха.

 

- Слово мое порукой,- молвил юноша,- что уж лучше пусть я погибну от жажды, чем поцелую тебя!

 

Потом вернулся он к тому месту, где ждали братья, и сказал им, что не нашел воды. Тогда пошел Айлиль искать воду и набрел на тот самый колодец. Не захотел он поцеловать старуху и тоже вернулся, не сказав, что нашел воду. Пошел и старший из братьев, Бриан, искать воду, увидел колодец, не пожелал целовать старуху и вернулся ни с чем. За ним пошел Фиахра, увидел колодец и старуху и попросил у нее воды.

 

- Дам я тебе воды,- сказала старуха,- если один раз поцелуешь меня.

 

- И не один раз поцеловал бы я тебя за это,- ответил Фиахра.

 

- Быть тебе в Таре,- сказала старуха.

 

Так оно и вышло, ибо двое из его потомства правили Ирландией - Дати и Айлиль Молт, а из потомства Айлиля, Бриана и Фергуса никто.

 

И воротился Фиахра без воды к братьям.

 

Тогда пошел искать воду Ниалл и набрел на тот же колодец.

 

- Дай мне воды, о женщина! - сказал он.

 

- Изволь,- сказала она,- но сначала поцелуй меня.

 

- Я поцелую тебя и возлягу с тобой,- отвечал ей Ниалл. Потом опустился он на землю подле старухи и поцеловал ее. Когда же поднял он на нее глаза, то увидел девушку, прекрасней которой не найти в целом свете. Белым, словно снег в борозде, было ее тело сверху донизу. Мягкие, поистине королевские были у нее руки, длинные тонкие пальцы и стройные дивные икры. Сандалии из светлой бронзы были между ее мягкими белоснежными ногами и землей. Был на ней плащ драгоценный пурпурного цвета, что скрепляла блестящая серебряная заколка. Словно жемчуг, сверкали ее зубы, прекрасны были ее большие королевские глаз а и красные, словно рябина, губы.

 

- Не наглядишься на тебя, о женщина! - молвил Ниалл.

 

- Воистину так,- отвечала она.

 

- Кто ты? - спросил юноша.

 

- Я Власть,- сказала она, а потом пропела:

 

О король Тары, я Власть, о великом поведаю благе и т. д.

 

- Иди теперь к своим братьям,- сказала женщина,- и возьми с собой воду. С этой поры вовеки пребудет власть у тебя и твоего потомства, кроме двоих из потомков Фиахра - Дати и Айлиля Молта. И еще один король будет из Мунстера, Бриан Борома, и все они станут короли без протеста. Какой увидел ты меня прежде, ужасной, в зверином обличье и дикой, такова и власть, ибо редко достается она без сражений и распрей, но для кого-то оборачивается прекрасной и доброй. Не давай воды своим братьям, пока не поднесут они тебе дары - старшинство над ними и право поднимать твое оружие на локоть выше их.

 

- Так я и сделаю,- ответил Ниалл. Потом распрощался он с женщиной и принес воды братьям, но не поднес им, пока не обещали они все, что он просил, как научила его женщина. Велел он поклясться, что вовеки не выступят они против него и его потомков.

 

Потом отправились они в Тару. Подле нее воздели они свое оружие, и выше других на целую руку героя было оружие Ниалла. Сел Ниалл посреди братьев на ложе, и принялся король расспрашивать их. Рассказал ему Ниалл, как ходили они за водой и нашли источник да женщину и каково было ее пророчество.

 

- Отчего не расскажет об этом старший из вас, Бриан? -спросила Монгфинд.

 

- В обмен на воду отдали мы Ниаллу старшинство и верховную власть,- отвечали братья.

 

- Навеки отдали вы их, ибо с этой поры он и дети его будут вечно владеть и править ирландской землей,- сказал Ситкенн.

 

Так оно и вышло, ибо никто не владел больше Ирландией, кроме детей его и потомков до Крепкого Бойца из Уснеха Маэсеклайна, сына Домналла. Двадцать шесть потомков Ниалла были королями: десять из рода Коналла и шестнадцать из рода Эогана. Так сказал филид:

 

Знаю я, сколько их было, королей из рода Ниалла храброго, от Лоэгайре,

не ошибусь, до Крепкого Бойца из Уснеха.

Лоэгайре и сыновья, не сокрыть, Диармайт и Туатал могучий,

девять из Аэд Слане и семь потомков Колмана.

Шестнадцать от храброго Эогана, десять от свирепого дикого Коналла,

быстро Ниалл получил власть для потомков навеки.

 



Назад к разделу


Поиск: