Славянская мифология / Русские былины

Назад к разделу

Чурила Пленкович

Во столном в городе во Киеве,

У ласкова асударь-князя Владимера,

Было пирование, почестнои пир,

Было столование, почестнои стол

На многи князи и бояра


И на руския могучия богатыри.

Будет день вполовина дня,

А и будет стол во полустоле,

Князь Владимир распотешился.

А незнаемы люди к нему появилися:


Есть молодцов за сто человек,

Есть молодцов за другое сто,

Есть молодцов за третье сто,

Вcе оне избиты-изранены,

Булавами буйны головы пробиваны,


Кушаками головы завязаны;

Бьют челом, жалобу творят:

— Свет государь ты, Владимер-князь!

Ездили мы по полю по чистому,

Сверх тое реки Череги,


На твоем государевом займище,

Ничего мы в поле не наезжавали,

Не наезжавали зверя прыскучева,

Не видали птицы перелетныя,

Толко наехали во чистом поле


Есть молодцов за три ста и за пять сот,

Жеребцы под ними латынския,

Кафтанцы на них камчатныя,

Однорядочки-то голуб скурлат

А и колпачки – золоты плаши.


О не соболи, куницы повыловили

И печерски лисицы повыгнали,

Туры, олени выстрелили,

И нас избили-изранели,

А тебе, асударь, добычи нет,


А от вас, асударь, жалованья нет,

Дети, жены осиротили,

Пошли по миру скитатися.–

А Владимер-князь столнои-киевскои

Пьет он, ест, прохложаетца,


Их челобитья не слушает.

А и та толпа со двора не сошла,

А иная толпа появилася:

Есть молодцев за три ста,

Есть молодцов за пять сот.


Пришли охотники-рыбаловыя,

Все избиты-изранены,

Булавами буйны головы пробиваны,

Кушаками головы завязаны,

Бьют челом, жалобу творят:


— Свет государь ты, Владимер-князь!

Ездили мы по рекам, по озерам,

На твой щаски княженецкия

Ничего не поимавали,–

Нашли мы людей:


Есть молодцов за три ста и за пять сот,

Все оне белую рыбицу повыловили,

Щуки, караси повыловили ж

И мелкаю рыбицу повыдавили,

Нам в том, государь, добычи нет,


Тебе, государю, приносу нет,

От вас, государь, жалованья нет,

Дети, жены осиротили,

Пошли по миру скитатися,

И нас избили-изранели.–


Владимир-князь столнои-киевскои

Пьет, ест, прохложаетца,

Их челобитья не слушает.

А и те толпы со двора не сошли,

Две толпы вдруг пришли:


Первая толпа – молодцы соколники,

Другия – молодцы кречатники,

И все они избиты-изранены,

Булавами буйны головы пробиваны,

Кушаками головы завязаны,


Бьют челом, жалобу творят:

— Свет государь, Владимер-князь!

Ездили мы по полю чистому,

Сверх тое Череги.

По твоем государевом займищу,


На тех на потешных островах,

На твои щаски княженецкия

Ничево не поимавали,

Не видали сокола и кречета перелетнова,

Толко наехали мы молодцов за тысячю человек,


Всех оне ясных соколов повыхватали

И белых кречетов повыловили,

А нас избили-изранели,–

Называютца дружиною Чюриловою.–

Тут Владимир-князь за то слово спохватитця


— Хто ето Чюрила есть таков? –

Выступался тута старой Бермята Васильевичь

— Я-де, асударь, про Чюрила давно ведаю,

Чюрила живет не в Киеве,

А живет он пониже малова Киевца.


Двор у нево на семи верстах,

Около двора железной тын,

На всякой тынинки по маковке,

А и есть по земчюженке,

Середи двора светлицы стоят,


Гридни белодубовыя,

Покрыты седых бобров,

Потолок черных соболей,

Матица-та валженая,

Пол-середа одново серебра,


Крюки да пробою по булату злачены,

Первыя у нево ворота вольящетыя,

Другия ворота хрусталныя,

Третьи ворота оловянныя.–

Втапоры Владимер князь и со княгинею


Скоро он снарежаетца,

Скоря тово поеску чинят;

Взял с собою князей и бояр

И магучих богатырей: Добрыню Никитича

И старова Бермята Васильевича,—


Тут их собралось пять сот человек

И поехали к Чюрилу Пленковичю.

И будут у двора ево,

Встречает их старой Плен,

Для князя и княгини отворяет ворота вольящетыя


А князем и боярам – хрусталныя,

Простым людям – ворота оловянныя,

И наехала их полон двор.

Старой Пленка Сароженин

Приступил ко князю Владимеру


И ко княгине Апраксевне,

Повел их во светлы гридни,

Сажал за убраныя столы,

В место почестное,

Принимал, сажал князей и бояр


И могучих руских богатырей.

Втапоры были повара догадливыя –

Носили ества сахарныя и питья медвяныя,

А питья все заморския,

Чем бы квязя развеселить.


Веселыя беседа – на радости день:

Князь со княгинею весел сидит.

Посмотрил в окошечко косящетое

И увидел в поле толпу людей,

Говорил таково слово:


— По грехам надо мною, князем, учинилося:

Князя, меня, в доме не случилася,

Едет ко мне король из Орды

Или какой грозен посол.–

Старои Пленка Сороженин Лишь толко усмехаетца,


Сам подчивает:

— Изволь ты, асударь, Владимер князь со княгинею

И со всеми своими князи и бояры, кушати!

Что-де едет не король из Орды

И не грозен посол,


Едет-де дружина хоробрая сына моего,

Молода Чюрила сына Пленковича,

А как он, асударь, будет,–

Перед тобою ж будет! –

Будет пир во полупире,


Будет стол во полустоле,

Пьют оне, едят, потешаютца,

Все уже оне без памяти сидят.

А и на дворе день вечеряетца,

Красное солнушка закотаетца,


Толпа в поле збираетца:

Есть молодцов их за пять сот,

Есть и до тысячи:

Едет Чюрила ко двору своему,

Перед ним несут подсолнучник,


Чтоб не запекла солнца бела ево лица.

И приехал Чюрила ко двору своему,

Перво его скороход прибежал,

Заглянул скороход на широкой двор:

А и некуды Чюриле на двор ехати


И стоять со своим промыслом.

Поехали оне на свои околнои двор,

Там оне становилися и со всем убиралися,

Втапоры Чюрила догадлив был:

Берет золоты ключи,


Пошол во подвалы глубокии,

Взял золоту казну,

Сорок сороков черных соболей,

Другую сорок печерских лисиц,

И брал же камку белохрущету, 


А цена камке сто тысячей,

Принес он ко князю Владимеру,

Клал перед ним на убранной стол.

Втапоры Владимер-князь столнои-киевскои

Болно со княгинею возрадовалися,


Говорил ему таково слово: – 

Гои еси ты, Чюрила Пленковичь!

Не подобает тебе в деревне жить,

Подобает тебе, Чюриле, в Киеве жить, князю служить! –

Втапоры Чюрила князя Владимера не ослушался,


Приказал тот час коня оседлат,

И поехали оне все в тот столнои Киев-град

Ко ласкову князю Владимеру.

В добром здоровье их бог перенес.

А и будет на дворе княженецкием,


Скочили оне со добрых коней,

Пошли во светлицы гридни,

Садились за убраныя столы,

Посылает Владимер столнои-киевскои

Молода Чюрила Пленковича


Князей и бояр звать в гости к себе,

А зватова приказал брать со всякова по десяти рублев,

Обходил он, Чюрила, князей и бояр

И собрал ко князю на почестнои пир.

А и зайдет он, Чюрила Пленковичь,


В дом ко старому Бермяте Васильевичю,

Ко ево молодой жене,

К той Катерине прекраснои,

И тут он позамешкался.

Ажидает его Владимер-князь,


Что долго замешкался.

И мало время поизоидучи,

Пришол Чюрила Пленковичь.

Втапоры Владимер-князь не во что положил,

Чюрила пришол, и стол пошол,


Стали пити, ясти, прохложатися.

Все князи и бояры допьяна напивалися,

Для новаго столника Чюрила Пленковича

Все оне напивалися и домой разъезжалися.

Поутру рано-ранешонко,


Рано зазвонили ко заутрени,

Князи и бояра пошли к заутрени,

В тот день выпадала пороха снегу бедова,

И нашли оне свежей след.

Сами оне дивуютца:


Либо заика скакал, либо бел горносталь,

А иныя тут усмехаютца, сами говорят:

— Знать ето не заико скокал, не бел горносталь –

Это шол Чюрила Пленковпчь к старому Бермяке Васильевичю,

К ево молодой жене Катерине прекрасныя.
 

Назад к разделу


Labirint.ru - ваш проводник по лабиринту книг

Поиск: