Скандинавская мифология / Младшая эдда

Назад к разделу

Видение Гюльви (1-12)

перевод О. А. Смирницкой

 

1. О конунге Гюльви и Гевьон

 

Конунг Гюльви (Имя Гюльви встречается в поэзии скальдов с X в. как одно из имен так называемых «морских конунгов» в кеннингах моря типа «земля Гюльви» и т. п. По-видимому, первоначально Гюльви — морской великан, а Гевьон — богиня плодородия (имя это происходит от глагола gefa «давать»). Миф о том, как возник остров Зеландия, — датского происхождения и очень популярен в Дании. В Копенгагене стоит скульптурная группа с фонтаном, изображающая Гевьон с ее быками. Предполагают, что, согласно первоначальному смыслу мифа, Гевьон своим плугом прорыла Эресунд, пролив между Швецией и Зеландией. Предполагали также, что историческая основа мифа — переселение данов из Швеции в Данию в III–IV вв. В упсальском пергаменте весь этот абзац и следующая за ним строфа Браги отсутствуют, и некоторые ученые (в том числе Финнур Йоунссон) считали, что всего этого не было в оригинале.) правил тою страной, что зовется теперь Швецией. Сказывают о нем, что он даровал одной страннице в награду за ее занимательные речи столько земли в своих владениях, сколько утащат четыре быка за день и за ночь. А была эта женщина из рода асов. Имя ей было Гевьон. Она взяла четырех быков с севера из Страны Великанов — это были ее сыновья от одного великана — и принялась пахать на них. И плуг так сильно и глубоко врезался в землю, что земля эта вся вздыбилась. И поволокли быки землю в море и еще дальше, на запад, и остановились в одном проливе. Там сбросила Гевьон ту землю и дала ей имя и назвала ее Зеландией. А там, где прежде была та земля, возникло озеро. Оно теперь в Швеции называется Меларен. И бухты на озере Меларен похожи с виду на мысы Зеландии. Так говорит об этом скальд Браги Старый (Браги Боддасон по прозвищу Старый — норвежский (Исландия тогда еще не была заселена) скальд первой половины IX в. Стихи Браги — древнейшие сохранившиеся скальдические стихи. В строфе, которая здесь приводится, описывается одно из изображений на щите, полученном Браги в подарок от конунга Рагнара. Сохранилось 20 строф этого произведения. В них описываются различные сцены из мифологических и героических сказаний, изображенные на щите):

 

У Гюльви светлая Гевьон

злато земель отторгла,

Зеландию. Бегом быков

вспенено было море.

Восемь звезд горели

во лбах четырех быков,

когда по лугам и долам

добычу они влекли.

2. Гюльви приходит в Асгард



Конунг Гюльви был муж мудрый и сведущий в разных чарах. Диву давался он, сколь могущественны асы, что все в мире им покоряется. И задумался он, своей ли силой они это делают или с помощью божественных сил, которым поклоняются. Тогда пустился он в путь к Асгарду (Асгард — «жилище асов», букв. «ограда асов». Здесь и ниже в подстрочных примечаниях к мифологическим собственным именам приводится их этимология (если она известна), т. е. значение слова или слов, из которых состоят эти собственные имена), и поехал тайно, приняв обличие старика, чтобы остаться неузнанным. Но асы дознались о том из прорицаний и предвидели его приход прежде, чем был завершен его путь. И они наслали ему видение. И вот, вступив в город, он увидел чертог такой высокий, что едва мог окинуть его взором. А крыша чертога была вся устлана позолоченными щитами. Тьодольв из Хвина (Тьодольв из Хвина — норвежский скальд IX в. Но на самом деле приводимая здесь полустрофа принадлежит Торбьёрну Хорнклови, другому норвежскому скальду того же времени. Она из «Речей ворона», хвалебной песни в честь норвежского конунга Харальда Прекрасноволосого, и в ней описывается битва при Хаврсфьорде) так говорит об этом:

 

За спину забросили —

сыпались камни —

Свафнира крышу («Крыша Свафнира» — щиты. Свафнир — одно из имен Одина)

разумные воины.

 

У дверей того чертога Гюльви увидел человека, игравшего ножами, да так ловко, что в воздухе все время было по семи ножей. Этот человек первым спросил, как его звать. Он назвался Ганглери (Ганглери — «усталый от пути»), и сказал, что сбился с пути, и попросил ночлега. И еще спросил он, кто владетель того чертога. Человек ответил, что чертог тот принадлежит их конунгу. «И могу я отвести тебя к нему, и уж ты сам спроси, как его звать». И тотчас пошел человек в чертог, а Ганглери следом. И сразу же дверь за ним затворилась. Ганглери увидал там много палат и великое множество народу: иные играли, иные пировали, иные бились оружием. Он осмотрелся, и многое показалось ему диковинным. Тогда он молвил:

 

Прежде чем в дом

войдешь, все входы

ты осмотри,

ты огляди, —

ибо как знать,

в этом жилище

недругов нет ли. (Строфа 1 «Речей Высокого», песни «Старшей Эдды». Цитаты из «Старшей Эдды» всюду в переводе А. И. Корсуна)

 

Он увидел три престола, один другого выше. И сидят на них три мужа. Тогда он спросил, как зовут этих знатных мужей. И приведший его отвечает, что на самом низком из престолов сидит конунг, а имя ему — Высокий. На среднем троне сидит Равновысокий, а на самом высоком — Третий. Тогда спрашивает Высокий, есть ли у него еще какое к ним дело, а еда, мол, и питье готовы для него, как и для прочих, в Палате Высокого. Ганглери сказал, что сперва он хочет спросить, не сыщется ли в доме мудрого человека. Высокий на это отвечает, что не уйти ему живым, если не окажется он мудрее (Высокий хочет сказать, что их беседа, так же как беседа Одина с великаном Вафтрудниром в соответствующей песне «Старшей Эдды», будет состязанием в мудрости, в котором побежденный расплатится жизнью).

 

И стой, покуда

ты вопрошаешь.

Пусть сидит отвечающий.



3. О Всеотце, высочайшем из богов

 

И вот Ганглери начал спрашивать: «Кто самый знатный или самый старший из богов?» Высокий говорит: «Его называют Всеотец, но в древнем Асгарде было у него двенадцать имен: первое имя Всеотец, второе — Херран, или Херьян, третье — Никар, или Хникар, четвертое — Никуд, или Хникуд, пятое — Фьёльнир, шестое — Оски, седьмое — Оми, восьмое — Бивлиди, или Бивлинди, девятое — Свидар, десятое — Свидрир, одиннадцатое — Видрир, двенадцатое — Яльг, или Яльк» (Херран и Херьян — «вождь войска», Хникар и Хникуд — «сеятель раздора», Бивлинди — «потрясающий щитом». Этимология других имен Одина неясна или спорна).

 

Тогда спрашивает Ганглери: «Где живет этот бог? (Все, что говорится в этом абзаце о верховном боге, т. е. Одине, о бессмертии души, о праведниках и грешниках, сильно окрашено христианскими представлениями) И в чем его мощь? И какими деяниями он прославлен?» Высокий говорит: «Живет он, от века, и правит в своих владениях, а властвует надо всем на свете, большим и малым». Тогда молвил Равновысокий: «Он создал небо, и землю, и воздух, и все, что к ним принадлежит». Тогда молвил Третий: «Всего же важнее то, что он создал человека и дал ему душу, которая будет жить вечно и никогда не умрет, хоть тело и станет прахом иль пеплом. И все люди, достойные и праведные, будут жить с ним в месте, что зовется Гимле (Гимле — «защита от огня») или Вингольв (Вингольв — «обитель блаженства»). А дурные люди пойдут в Хель, а оттуда в Нифльхель (Хель и Нифльхель — преисподняя, царство мертвых. Но Хель — это также и богиня преисподней). Это внизу, в девятом мире». Тогда спросил Ганглери: «Каковы же были деяния его до того, как он сделал землю и небо?» И ответил Высокий: «Тогда он жил с инеистыми великанами».



4. О Нифльхейме и Муспелле

 

Ганглери спросил: «Что же было вначале? И откуда взялось? И что было еще раньше?» Высокий отвечает, как сказано в «Прорицании вёльвы»:

 

В начале времен

не было в мире

ни песка, ни моря,

ни волн холодных.

Земли еще не было,

и небосвода,

бездна зияла,

трава не росла (Строфа 1 «Прорицания вёльвы», песни «Старшей Эдды»).

 

И сказал Равновысокий: «За многие века до создания земли уже был сделан Нифльхейм (Нифльхейм — вероятно, «темный мир»). В середине его есть поток, что зовется Кипящий Котел, и вытекают из него реки: Свёль, Гуннтра, Фьёрм, Фимбультуль, Слид и Хрид, Сюльг и Ульг, Вид, Лейфт (Свёль — «холодная», Фьёрм — «быстрая», Слид — «свирепая», Хрид — «буря», Сюльг — «глотающая», Ульг — «волчица», Вид — «широкая», Лейфт — «молния». Другие имена рек неясны). А река Гьёлль течет у самых врат Хель».

 

Тогда сказал Третий: «Всего раньше была страна на юге, имя ей Муспелль (Муспелль здесь — страна огня (также — Муспелльсхейм), но ниже говорится о «людях Муспелля» или «сынах Муспелля», и возможно, что первоначально Муспелль — это огненный великан. А в одном древневерхненемецком произведении X в. это слово значит «конец мира, страшный суд». Этимология этого слова неясна). Это светлая и жаркая страна, все в ней горит и пылает. И нет туда доступа тем, кто там не живет и не ведет оттуда свой род. Суртом (Сурт — «черный») называют того, кто сидит на краю Муспелля и его защищает. В руке у него пылающий меч, и, когда настанет конец мира, он пойдет войною на богов и всех их победит и сожжет в пламени весь мир (Возможно, что образ стража с мечом в руке — отражение христианского представления об ангеле с мечом у входа в рай). Так сказано об этом в «Прорицании вёльвы»:

 

Сурт едет с юга

с губящим ветви,

солнце блестит

на мечах богов;

рушатся горы,

мрут великанши,

в Хель идут люди,

расколото небо» (Строфа 52 «Прорицания вёльвы». «Губящий ветви» — огонь).
 

5. Происхождение Имира и инеистых великанов

 

Ганглери спросил: «Что же было в мире до того, как возникли племена и умножился род людской?» Тогда сказал Высокий: «Когда реки, что зовутся Эливагар (Эливагар — «бурные волны»), настолько удалились от своего начала, что их ядовитая вода застыла подобно шлаку, бегущему из огня, и стала льдом, и когда окреп тот лед и перестал течь, яд выступил наружу росой и превратился в иней, и этот иней слой за слоем заполнил Мировую Бездну». И сказал Равновысокий: «Мировая Бездна на севере вся заполнилась тяжестью льда и инея, южнее царили дожди и ветры, самая же южная часть Мировой Бездны была свободна от них, ибо туда залетали искры из Муспелльсхейма». Тогда сказал Третий: «И если из Нифльхейма шел холод и свирепая непогода, то близ Муспелльсхейма всегда царили тепло и свет. И Мировая Бездна была там тиха, словно воздух в безветренный день.

 

Когда ж повстречались иней и теплый воздух, так что тот иней стал таять и стекать вниз, капли ожили от теплотворной силы и приняли образ человека, и был тот человек Имир, а инеистые великаны зовут его Аургельмиром. От него-то и пошло все племя инеистых великанов, как сказано о том в «Кратком прорицании вёльвы»:

 

От Видольва род свой

все вёльвы ведут,

от Вильмейда род

ведут все провидцы,

а все чародеи —

от Черной Главы,

а великаны

от Имира корня.

 

И так говорит об этом Вафтруднир великан:

 

Откуда меж турсов

Аургельмир явился,

первый их предок?

 

Тогда, когда:

 

Брызги холодные

Эливагара

ётуном стали,

отсюда свой род

исполины ведут,

оттого мы жестоки».

 

Тогда спросил Ганглери: «Как же возникли отсюда все племена? И откуда взялись другие люди? Или веришь ты, что тот, о ком рассказываешь, был богом?» И отвечает Высокий: «Никак не признаем мы его за бога. Он был очень злой и все его родичи тоже, те, кого зовем мы инеистыми великанами. И сказывают, что, заснув, он вспотел, и под левой рукой у него выросли мужчина и женщина. А одна нога зачала с другою сына. И отсюда пошло все его потомство — инеистые великаны. А его, древнейшего великана, зовем мы Имиром».
 

6. Об Аудумле и происхождении Одина

 

Тогда спросил Ганглери: «Где жил Имир? И чем он питался?» Высокий отвечает: «Как растаял иней, тотчас возникла из него корова по имени Аудумла, и текли из ее вымени четыре молочные реки, и кормила она Имира». Тогда сказал Ганглери: «А чем же кормилась сама корова?» Высокий говорит: «Она лизала соленые камни, покрытые инеем, и к исходу первого дня, когда она лизала те камни, в камне выросли человечьи волосы, на второй день — голова, а на третий день возник весь человек. Его прозывают Бури (Бури — «родитель»). Он был хорош собою, высок и могуч. У него родился сын по имени Бор (Бор — «рожденный»). Он взял в жены Бестлу, дочь Бёльторна великана, и она родила ему троих сыновей: одного звали Один (Один — от слова, которое значило «бешеный», а также «дух, поэзия»), другого Вили, а третьего Ве (Ве — «жрец»). И верю я, что Один и его братья — правители на небе и на земле. Думаем мы, что именно так его зовут. Это имя величайшего и славнейшего из всех ведомых нам мужей, и вы можете тоже называть его так» (Здесь в характеристике Одина проглядывает христианская фразеология).

 

7. Убийство Имира и о Бергельмире

 

Тогда спросил Ганглери: «Как же поладили они меж собою? И кто из них оказался сильнее?» Так отвечает Высокий: «Сыновья Бора убили великана Имира. А когда он пал мертвым, вытекло из его ран столько крови, что в ней утонули все инеистые великаны. Лишь один укрылся со всею своей семьей. Великаны называют его Бергельмиром (Бергельмир — «ревущий как медведь»). Он сел со своими детьми и женою в ковчег (В оригинале — слово, которое значило «гроб» и «ковчег» (lúðr). В строфе 35 «Речей Вафтруднира», которая приводится ниже, оно значило «гроб» (а не «колыбель», как переводили раньше), но Снорри понял его как «ковчег» и по аналогии с Ноевым 

ковчегом присочинил потоп, о котором рассказывается в этом же абзаце) и так спасся. От него-то и пошли новые племена инеистых великанов, как о том рассказывается:

 

За множество зим

до создания земли

был Бергельмир турс;

в гроб его

при мне положили,

вот, что первое помню».



8. Сыновья Бора создают землю и небо

 

Сказал тогда Ганглери: «За что же принялись тогда сыновья Бора, если они были, как ты думаешь, богами?» Высокий сказал: «Есть тут о чем поведать. Они взяли Имира, бросили в самую глубь Мировой Бездны и сделали из него землю, а из крови его — море и все воды. Сама земля была сделана из плоти его, горы же из костей, валуны и камни — из передних и коренных его зубов и осколков костей». Тогда молвил Равновысокий: «Из крови, что вытекла из ран его, сделали они океан и заключили в него землю. И окружил океан всю землю кольцом, и кажется людям, что беспределен тот океан и нельзя его переплыть». Тогда молвил Третий: «Взяли они и череп его и сделали небосвод. И укрепили его над землей, загнув кверху ее четыре угла, а под каждый угол посадили по карлику. Их прозывают так: Восточный, Западный, Северный и Южный. Потом они взяли сверкающие искры, что летали кругом, вырвавшись из Муспелльсхейма, и прикрепили их в середину неба Мировой Бездны, дабы они освещали небо и землю. Они дали место всякой искорке: одни укрепили на небе, другие же пустили летать в поднебесье, но и этим назначили свое место и уготовили пути. И говорят в старинных преданиях, что с той поры и ведется счет дням и годам, как сказано о том в «Прорицании вёльвы»:

 

Солнце не ведало,

где его дом,

звезды не ведали,

где им сиять,

месяц не ведал

мощи своей.

 

Так было раньше».

 

Тогда сказал Ганглери: «Слышу я о великих деяниях. На диво огромна эта работа и выполнена искусно. Как же была устроена земля?» Тогда отвечает Высокий: «Она снаружи округлая, а кругом нее лежит глубокий океан. По берегам океана они отвели земли великанам, а весь мир в глубине суши оградили стеною для защиты от великанов. Для этой стены они взяли веки великана Имира и назвали крепость Мидгард (Мидгард — «средняя ограда, среднее огороженное пространство»). Они взяли и мозг его и, бросив в воздух, сделали облака. Вот как об этом сказано:

 

Имира плоть

стала землей,

кровь его — морем,

кости — горами,

череп стал небом,

а волосы — лесом.

Из век его Мидгард

людям был создан

богами благими;

из мозга его

созданы были

темные тучи».



9. Сыновья Бора создают Аска и Эмблу

 

Тогда молвил Ганглери: «Великое дело они совершили, сделав землю и небо и укрепив солнце со светилами и разделив сутки на день и ночь. А откуда взялись люди, населяющие землю?» И отвечает Высокий: «Шли сыновья Бора (По «Старшей Эдде», первых людей создали не сыновья Бора, т. е. Один, Вили и Ве, а боги Один, Хёнир и Лодур) берегом моря и увидали два дерева. Взяли они те деревья и сделали из них людей. Первый дал им жизнь и душу, второй — разум и движенье, третий — облик, речь, слух и зрение. Дали они им одежду и имена: мужчину нарекли Ясенем, а женщину Ивой. И от них-то пошел род людской, поселенный богами в стенах Мидгарда. Вслед за тем они построили себе град в середине мира и назвали его Асгард, а мы называем его Троя. Там стали жить боги со всем своим потомством, и там начало многих событий и многих распрь на земле и на небе.

 

Есть в Асгарде место Хлидскьяльв (Хлидскьяльв — то ли «утес», то ли «сторожевая башня»). Когда Один восседал там на престоле, видел он все миры и все дела людские, и была ему ведома суть всего видимого. Имя жены его — Фригг (Фригг — первоначально — «любимая»), дочь Фьёргвина, и от них родились все те, кого мы зовем родом асов, и кто населяет древний Асгард и соседние страны. Все они божественного происхождения. И должно величать Одина Всеотцом, ибо он — отец всем богам и людям, всему, что мощью его было создано. И Земля была ему дочерью и женою. От нее родился его старший сын, это Аса-Тор (Аса-Тор — «Тор асов». Тор — первоначально «гром). Дана ему великая сила и мощь. Потому побеждает он все живущее.



10. Пришествие Дня и Ночи

 

Нёрви или Нарви звался великан, живший в Ётунхейме (Ётунхейм — «Страна Ётунов», т. е. великанов). Была у него дочь, от рождения черная и сумрачная, по имени Ночь. Мужем ее был человек по имени Нагльфари, а сына их звали Ауд. Потом был ее мужем Анар, дочь их звалась Землею. А последним мужем ее был Деллинг, из рода асов. Сына их звали День. Был он в своего отца светел и прекрасен собою. Позвал Всеотец Ночь и сына ее по имени День и дал им двух коней и две колесницы и послал их в небо, дабы раз в сутки объезжали они всю землю. Впереди несется Ночь, и правит конем Инеистая Грива, и каждое утро орошает землю пена, стекающая с его удил. А конь Дня зовется Ясная Грива, и грива его озаряет землю и воздух».
 

11. О Солнце и Месяце

 

Тогда спросил Ганглери: «А как правит он ходом солнца и звезд?» Высокий говорит: «Одного человека звали Мундильфари (Мундильфари — «движущийся в определенные сроки»). У него было двое детей. Они были так светлы и прекрасны, что он назвал Месяцем сына своего, а дочь — Солнцем. И отдал он дочь в жены человеку по имени Глен. Но богов прогневала их гордыня, и они водворили брата с сестрою на небо, повелев Солнцу править конями, впряженными в колесницу солнца: а солнце боги сделали, чтобы освещать мир, из тех искр, что вылетали из Муспелльсхейма. Эти кони зовутся Ранний и Проворный. Под дугами же у коней повесили боги по кузнечному меху, чтобы была им прохлада. В некоторых преданиях это называют кузнечным горном (Жар солнца как бы поддерживается подобно жару раскаленного угля в примитивном кузнечном горне).

 

Месяц управляет ходом звезд, и ему подчиняются новолуние и полнолуние. Он взял с земли двух детей, Биля и Хьюки, в то время как они шли от источника Бюргир и несли на плечах коромысло Симуль с ведром Сэг. Имя отца их — Видфинн. Дети всегда следуют за месяцем, и это видно с земли» (По-видимому, в этом абзаце рассказывается загадка: Биль и Хьюки («месяц на ущербе» и «молодой месяц»), несущие ведро Сэг («море» с его приливом и отливом) на коромысле Симуль («лунном луче»), — это пятна, видные на луне).



12. О затруднительном положении Солнца

 

Тогда молвил Ганглери: «Быстро мчится дева Солнце, словно чего-то страшится; спасайся она от самой смерти, и тогда не удалось бы ей бежать быстрее». Тогда отвечает Высокий: «Нечему тут дивиться, что она так бежит. Нагоняет ее преследователь, и ей ничего не остается, кроме как убегать». Тогда спросил Ганглери: «Кто же желает ее погибели?» Высокий говорит: «Есть два волка, и того, что бежит за нею, зовут Обман. Его-то она и страшится, и он настигнет ее. Имя другого волка — Ненавистник, он сын Хродвитнира. Он бежит впереди нее и хочет схватить месяц. Так оно и будет». Тогда спросил Ганглери: «Кто породил тех волков?» Высокий говорит: «Есть великанша, что живет к востоку от Мидгарда в лесу, прозванном Железный Лес. В этом лесу селятся ведьмы, которых так и называют: ведьмы Железного Леса. Старая великанша породила многих сыновей-великанов, все они видом волки. Отсюда появились и эти волки. Говорят, что того же племени будет и сильнейший из волков, по имени Лунный Пес. Он пожрет трупы всех умерших и проглотит месяц и обрызжет кровью все небо и воздух. Тогда солнце погасит свой свет, обезумеют ветры, и далеко разнесется их завыванье. Так сказано об этом в «Прорицании вёльвы»:

 

Сидела старуха

в Железном Лесу

и породила там

Фенрира род;

из этого рода

станет один

мерзостный тролль

похитителем солнца.

Будет он грызть

трупы людей,

кровью зальет

жилище богов;

солнце померкнет

в летнюю пору,

бури взъярятся —

довольно ль вам этого?» (Строфы 40–41 «Прорицания вёльвы». Фенрир — чудовищный волк, он же — Хродвитнир и Лунный Пес)

 



Назад к разделу


Поиск: