Римская мифология / Мифы и легенды

Назад к разделу

Самопожертвование Дециев Мусов

Вскоре римляне восстановили свой город, а затем и возобновили войны в Италии. Одним из самых упорных их противников были самниты, народ, живший в Центральной Италии. Римляне неоднократно с ними воевали. Во время первой войны римское войско под командованием консула Авла Корнелия Корна втянулось в глубокое лесистое ущелье и оказалось окруженным со всех сторон врагами. Казалось, гибель римлян была неминуема. Один из командиров римской армии Публий Деций Мус увидел, что стратегически важная вершина, нависающая над самнитским лагерем, не занята врагами. Он попросил у консула отряд и потихоньку взобрался с ним на вершину. Самниты заметили их только тогда, когда римляне оказались прямо над ними, были поражены и не знали, что делать. Одни хотели преследовать основную римскую армию во главе с консулом, но опасались, как бы отряд Муса не ударил им в тыл. Другие, видя, что отряд Муса невелик, предлагали сначала уничтожить его, но не могли прийти к согласию, как это лучше сделать: то ли окружить, чтобы отрезать от основного войска, то ли дать спуститься, дабы в более удобном месте воспользоваться своим численным преимуществом. Мус тоже никак не мог взять в толк, почему враги, столь превосходившие его численностью, не пытаются ничего предпринять. Между тем, воспользовавшись суматохой в самнитском лагере, консул спокойно вывел своих воинов из опасного места. 

 

Наступила ночь. Мус понимал, что дальше оставаться здесь нельзя, иначе все они будут уничтожены. Но путь к своим преграждал самнитский лагерь, так что соединиться с армией консула можно было, только пройдя через этот лагерь. И вот римляне потихоньку спустились с вершины и стали осторожно проходить между спящими самнитами. Случайно один римлянин задел щит спящего, щит упал, и его звон разбудил самнита. Тот вскочил, ничего не понимая спросонья. Тогда Мус приказал издать воинственный клич и прорываться с боем. Ошеломленные самниты вскочили и заметались. Они не могли понять, то ли основная римская армия занял а их лагерь, то ли напал отряд Муса. Воспользовавшись замешательством врага, римляне прорвались через самнитские дозоры и вышли к своим. Чтобы возвращение выглядело более торжественным, Мус приказал своим воинам дождаться рассвета. А утром на виду у всех, под радостные приветствия его отряд торжественно вошел в лагерь. Консул наградил всех воинов. Сам Мус получил и венок из травы, срезанной на месте осады, каким римляне награждали тех, кто спас город или войско от осады, и дубовый венок, которым отмечали тех, кто спасал граждан. Так Рим почтил героя, спасшего римское войско от неминуемой гибели. Но это был не последний подвиг Муса. 

 

Через несколько лет Публий Деций Мус был избран консулом вместе с Титом Манлием Торкватом. В это время шла война между римлянами и латинами. Оба противника были близкими родственниками, так что иногда казалось, что эта война — гражданская. Латины часто участвовали в войнах вместе с римлянами, хорошо знали их тактику и обычаи, что делало войну с ними особенно трудной и опасной. Оба консула отправились на эту войну. И вот перед решающим сражением им обоим приснился один и тот же сон. Консулам явился муж, более величественный, чем обычный смертный, и объявил, что тот полководец, который обречет себя и войско противника подземным богам, тот обеспечит победу своему войску. Утром оба консула рассказали друг другу о сне. Было решено, что тот командующий пожертвует собой, чье войско начнет отступать. Перед битвой, как это было принято, гаруспики гадали по печени жертвенных животных. Оказалось, что на благоприятной стороне печени верхний отросток был поврежден, что сулило несчастье, и этот отросток гадатель показал именно Мусу. В остальном, как сказал гаруспик, боги благоприятно приняли принесенную жертву. 

 

Римские войска выстроились, как обычно. Манлий командовал правым крылом армии, Мус — левым. И вот левое крыло, не выдержав натиска противника, стало отступать. Тогда Мус обратился к жрецу Марк у Валерию, который находился в войске, чтобы тот помог ему обречь себя в жертву по всем правилам. Под руководством жреца он покрыл себе голову и вознес молитвы Янусу, Юпитеру, Марсу и другим богам, прося даровать победу римлянам и обрекая себя и врагов на жертву богам преисподней. Произнеся эту молитву, Мус бросился в ряды врагов, разбрасывая их вокруг себя. Всем показалось, что он стал величественнее, чем обычный человек. Враги на время даже замерли от страха при виде его, но, отбежав подальше, осыпали его стрелами. Когда же Деций Мус пал сраженный огромным количеством стрел, римляне, вдохновленные подвигом своего консула, с удвоенной силой ударили по врагам. Те, пораженные ужасом, бросились бежать. Победа римлян была полной. И обеспечена она была самопожертвованием Публия Деция Муса. 

 

Сын погибшего консула, тоже Публий, прославился не меньше отца. Он занимал много должностей в римском государстве, четыре раза был избран консулом. Трижды его коллегой становился Квинт Фабий Максим. Так было и в последнее его консульство. В том году против Рима объединились все его враги: самниты и этруски, галлы и умбры. Главной ареной войны стала Этрурия. Туда-то и отправились оба консула. Встреча с врагами произошла около города Сентина. Соединенным силам двух римских консульских армий противостояли соединенные же силы противника. Незадолго до того галлы уничтожили один римский отряд и теперь были горды своей победой. Они показывали римлянам насаженные на свои копья головы убитых римских воинов и распевали победные песни. Чтобы хоть как-то уменьшить численность врагов, консулы приказали одному из своих подчиненных напасть на этрусский город Клузий. Узнав об этом, этруски покинули объединенные силы и отправились спасать свои земли. 

 

Когда противники были уже готовы к сражению, внезапно по полю между ними побежала лань, преследуемая волком. Увидев стоящие в полном вооружении войска, звери растерялись и бросились в разные стороны. Лань побежала в лагерь галлов, а волк — к римлянам. Римляне расступились и дали зверю пробежать сквозь их строй. Галлы же, весело крича, поймали лань и закололи ее. Тогда один из римских воинов, сведущий в религиозных делах, сказал , что все это — знак богов: галлы убили священное животное Дианы, а волк Марса, напоминающий о Марсовом племени и основателе Рима, остался невредимым. Это вдохновило римлян. Правое крыло римской армии, стоявшее против самнитов, возглавил Фабий, левое, против которого выстроились галлы, — Мус. И началось сражение. 

 

Фабий, человек преклонных лет, имевший огромный воинский опыт, нарочно затягивал сражение, ибо знал, что и самниты, и галлы страшны своим первым натиском, а если им не удавалось опрокинуть противника мгновенно, они быстро выдыхались и сражались уже не столь ожесточенно. А Мус, хотя тоже  далеко не новичок в военных делах, был все же моложе и импульсивнее. Поэтому он сразу же бросился в бой, причем сам во главе конницы сражался с врагами. В разгар битвы галлы применили еще совершенно неизвестный римлянам прием. Внезапно их строй расступился, и на римлян двинулись галльские колесницы и телеги. В шум битвы вмешался грохот колес и оглушающий стук копыт. Кони римских всадников испугались грохота и повернули назад. Напрасно всадники пытались сдержать их. Кони, словно обезумев, мчались по полю в разные стороны, сбрасывая с себя седоков. Паника перекинулась и на пехоту, и галльские колесницы и телеги свободно прошли через разорванный строй римской армии. Тут же с удвоенной силой набросилась на римлян и галльская пехота. Поражение казалось неизбежным. 

 

Увидев это, и не имея сил сдержать бегущих, Мус вспомнил о подвиге своего отца. Он воззвал к нему и решил тоже предать себя Земле и подземным богам, чтобы добыть победу римской армии. Он приказал находившемуся рядом понтифику Марку Ливию проделать с ним то же самое, что один из его предшественников проделал с отцом Муса. К проклятиям и заклятиям, произнесенным в свое время отцом, Мус-младший добавил, что он обращает проклятия на знамена, оружие и доспехи врагов и место его гибели будет местом истребления галлов и самнитов. Прокляв и себя, и врагов, консул бросился в гущу битвы и пал под ударами копий. 

 

Гибель консула не только не расстроила римские ряды, но, наоборот, сплотила их. А галлы, напротив, были будто поражены божественным знамением. Римляне, усилив напор, прорвали галльский строй, а на правом крыле армия Фабия нанесла поражение самнитам. Тело павшего Муса нашли не сразу, он лежал под грудой вражеских трупов. Фабий устроил своему погибшему соратнику торжественное погребение. А когда воины вернулись в Рим, все прославляли не только победу Квинта Фабия Максима, но и героическую смерть Публия Деция Муса, как и отец, пожертвовавшего собой ради победы Рима.

 

Назад к разделу


Labirint.ru - ваш проводник по лабиринту книг

Поиск: