Кельтская мифология / Королевский цикл

Назад к разделу

Извержение Лох Эках

Текст этого сказания содержится в "Книге Бурой Коровы" (около 1100 года) под заглавием "Погибель Эохи (Эохайда) Мак Майрида". Мы позволили себе изменить заглавие текста. Кроме того, здесь мы оставили без перевода вторую часть сказания, повествующую о том, как русалку Либан выловили монахи и как они препирались между собой, кому она должна принадлежать. "Прошло примерно восемьсот лет с тех пор, - писал в начале XX века П. Джойс, - как эта история была переписана из некоего древнего манускрипта в "Книгу Бурой Коровы", и, как ни странно, предание о Лох Эках, образовавшемся через извержение волшебного источника, упущенного женщиной, ответственной за него, по-прежнему бытует в народе".

 

В дни старины правил Муманом добрый король, чье имя было Майрид Мак Каридо. У него было два сына, Эохайд и Риб. Эохайд был беспокойным и непокорным и различным образом досаждал королю; и он сказал своему брату Рибу, что решил покинуть свой дом и добыть себе земли в какой-нибудь отдаленной части страны. Риб изо всех сил старался отговорить его; но, хоть это и задержало на время его отъезд, он ничуть не меньше к тому стремился. Наконец, Эохайд, подстрекаемый своей мачехой Эблиу (по которой впоследствии была названа Слиаб Эблинн), нанес тяжкую обиду своему отцу и бежал из Мумана со всеми своими людьми; его брат Риб и его мачеха Эблиу пошли вместе с ним. Всего их было десять сотен человек, не считая женщин и детей; и они обратили свои лица к северу. После того как они странствовали некоторое время, их друиды сказали, что не суждено им поселиться всем в одном месте; и поэтому, когда они дошли до Перевала Двух Стоячих Камней, они разделились. Риб и его люди повернули к западу и шли до тех пор, пока не вышли на равнину Арбтенн. И там воды источника хлынули наружу из земли и затопили их всех; и образовалось большое озеро, которое по сей день зовется Озером Риба.

 

Эохайд продолжил свой путь на север; он и его люди мало-помалу продвигались, пока не приблизились к Бругу на Бойне, дворцу Мак Индока, где они надеялись отдохнуть. Не успели они остановиться, как из дворца вышел высокий человек, а именно Энгус Мак Индок Бругский, сын Дагды, и приказал им без промедления покинуть это место. Но они, изможденные путешествием, не обратили внимания на его слова и, раскинув свои шатры, расположились на отдых на равнине перед дворцом. После этого Энгус, разгневанный тем, что его повелением пренебрегли, убил той ночью всех их лошадей.

 

На следующий день он снова вышел и сказал им: "Я убил прошлой ночью ваших лошадей; а теперь, если вы не уйдете отсюда, этой ночью я убью ваших людей".

 

И Эохайд сказал ему: "Ты уже сделал нам много зла, убив всех наших лошадей. И теперь мы не можем уйти, даже если б хотели этого, ибо без лошадей мы не можем отправиться в путь".

 

Тогда Энгус привел к ним очень большую лошадь в полной упряжи, и они положили все свое добро на нее. И когда они собрались уходить, он сказал им: "Следите, чтобы-эта большая лошадь держалась все время на ходу, вы не должны ей давать передохнуть ни мига; иначе она непременно станет причиной вашей смерти".

 

После этого они снова отправились в путь, в воскресенье среднего месяца осени, и двигались до тех пор, пока не достигли Равнины Седой Рощи, где намеревались остаться. Затем они собрались вокруг большой лошади, чтобы снять с нее свою поклажу, и каждый был занят тем, что следил за своим добром, так что они забыли поддерживать движение лошади. И в тот миг, когда она остановилась, у нее из-под ног забил магический источник.

 

Тут Эохайд увидел забивший источник и встревожился, вспомнив предостережение Энгуса. И он приказал построить вокруг источника дом, а рядом он построил свой дворец, для большей безопасности. И он выбрал женщину, чтобы заботилась об источнике, строго наказав ей держать дверь взаперти, разве когда люди из дворца придут за водой.

 

Теперь у Эохайда было две дочери, Ариу и Либан, из которых Ариу была женой Кернана Простака. И Кернан ходил среди народа, предсказывая, что из источника на них должно извергнуться озеро, и ревностно побуждал их заранее готовить лодки:

 

Выходите, выходите, храбрые мужи;

стройте лодки и стройте быстро! 

Я вижу воздымающуюся воду,

поток глубокий и обширный;

 

Я вижу нашего вождя и все его множество

поглощенными волной;

И Ариу тоже, мою возлюбленную самую,

увы! я не могу спасти.

 

Но Ливан будет плыть на восток и на запад

Долгие века по глади морской,

Волшебными берегами, и смутными островами,

И вниз в пучину глубокого моря!

 

И он не переставал предупреждать всех тех, кого встречал, повторяя этот стих постоянно, но народ не обращал внимания на слова Простака. Вот женщина, которой поручили источник, по какому-то случаю забыла замкнуть дверь, так что чары были выпущены на волю, чтобы сотворить зло. И немедленно вода хлынула на равнину и образовала огромное озеро, а именно Озеро Рощи. Эохайд, и вся его семья, и все его племя были затоплены, спаслись только его дочь Либан, и Конанг, и Кернан Простак. И они похоронили Ариу, и возвели над ней холм, который от нее зовется Каирн Аренн.

 

О Конанге больше ничего не известно. Но что до Кернана, то он умер от скорби вслед за своей женой Ариу; и он был похоронен под холмом, который по сей день зовется Каирн - Кернан в память о нем.

 

И так образовалось великое Озеро Рощи, которое теперь зовется Лох Эках, в память об Эохайде, сыне Майрида. Разлитие этого озера, более чем все другие причины, рассеяло уладов по Эрину.

 

Теперь о Либан. Она тоже была затоплена, как другие, но она не утонула. Она прожила целый год со своей собачкой в своей горнице под озером, и Бог сохранил ее от воды. К концу года она истомилась; и когда она увидела пестрого лосося, плавающего и резвящегося вокруг нее, она взмолилась и сказала: "Господи, хотела бы я быть лососем, чтобы я смогла поплыть с другими через прозрачное зеленое море!" И с этими словами она приняла образ лосося, лишь ее лицо и грудь не изменились. А ее собачка превратилась в выдру и впоследствии сопровождала ее повсюду, куда бы она ни направилась, все то время, пока она жила в море.

 

И так она продолжала плавать из одного моря в другое в течение трех сотен лет; то есть со времени Эохайда, сына Майрида, до времени Комгалла из Бангора.

 



Назад к разделу


Поиск: