Кельтская мифология / Королевский цикл

Назад к разделу

Убийство Ронаном родича

Был однажды у лейстерцев славный король, Ронан, сын Аэда, и была его супругой Этне, дочь Куммаскаха, сына Эогана, из мунстерских десси. Родила она ему сына, Маэла Фотартаига, сына Ронана, славнейшего юношу, вовеки бывшего в Лейнстере. Всякий вставал перед ним при собраниях и в лагере, на празднествах и на поле для игр, среди битв и охоты. Не чаяли в нем души все девушки, и все женщины желали Маэла Фотартайга.

 

Умерла его мать. Долгое время оставался Ронан без жены.

 

- Почему не возьмешь ты себе жену? - спросил его сын.- Лучше стало бы тебе подле женщины.

 

- Говорили мне,- отвечал король,- что есть у Эхайда, правителя Дун Собайрхе, что на севере, прекрасная собой дочь.

 

- Не пара тебе юная девушка,- сказал юноша,- почему не возьмешь ты женщину? Неужто пристало тебе жить со смешливой девицей?

 

Но не было с Ронаном сладу, и пошел он, и провел с девушкой на севере ночь, и привел ее с собой. Тем временем объезжал Маэл Фотартайг южный Лейнстер.

 

- Где же твой сын, о Ронан? - спросила девушка.- Говорили мне, что есть у тебя достославный сын.

 

- Воистину это так,- отвечал Ронан,- нет лучше сына ни у кого во всем Лейнстере.

 

- Призови же его ко мне,- сказала девушка,- дабы принял он меня саму, моих людей, богатства и сокровища.

 

- Скоро уж он придет,- сказал Ронан. Вошел тогда к ним юноша и с великим почтением приветствовал ее.

 

- Будет тебе любовь,- сказал он,- и твоими останутся богатства и сокровища из-за любви твоей к Ронану.

 

- Рада я,- ответила девушка,- что желаешь ты угодить мне. Была при девушке красивая служанка. Немедля послала она ее поговорить с Маэлом Фотартайгом. Но не осмелилась служанка приблизиться к нему, дабы не лишил ее жизни Маэл. Тогда пригрозила королева отрубить ей голову, если не заговорит она с юношей. Как-то раз играл Маэл Фотартайг в фидхелл со своими молочными братьями - Донда и Конгалом, сыновьями его приемного отца, что всегда были подле него. Приблизилась к ним девушка и стала играть, но не осмелилась и не решилась ничего сказать, а только покраснела. Заметили это юноши, и тогда покинул их Маэл Фотартайг.

 

- О чем желаешь ты говорить? - спросил ее Конгал.

 

- Воистину, не мое это желание,- отвечала девушка,- но желание дочери Эхайда, что добивается дружбы Маэла Фотартайга.

 

- И не говори об этом, о девушка,- сказал Конгал,- ибо умрешь, если только услышит Маэл Фотартайг. О тебе самой, если хочешь, могу я поговорить с ним.

 

Отвечала ему на это девушка:

 

- Согласна я, если осмелишься ты передать ему это, когда встретишься с ним.

 

Так и было сделано. Провела девушка ночь с Маэлом Фотартайгом.

 

- Ладно же,- сказала тогда королева,- не желаешь ты исполнить мою просьбу, ибо приятней тебе владеть им одной. Смерть примешь ты от моей руки.

 

Недолго спустя предстала девушка вся в слезах перед Маэлом Фотартайгом.

 

- Что тяготит тебя, о девушка? - спросил он.

 

- Дочь Эхайда грозится мне смертью,- отвечала та,- если не исполню я ее желание и не сведу с тобой,

 

- Вот как,- ответил Маэл Фотартайг,- хорошо же, что ты поостереглась! Даже если бы трижды погрузили меня в пылающий колодец, так что остался бы от меня лишь пепел да прах, то и тогда не дал бы я согласия на встречу с женой Ронана, как бы ни хулили меня все.

 

После того отправился он в Шотландию, и было с ним пятьдесят воинов. Радостно приветствовал его король Шотландии. Были у него псы на зайцев, псы на вепрей и псы на оленей, но любую добычу прежде них травили Дойлин и Датлен, два пса Маэла Фотартайга. И какого бы врага ни побеждал король, и в какую бы схватку ни шел, всюду был первым Маэл Фотартайг.

 

- Что же это, о Ронан,- говорили между тем лейнстерцы,- уж не прогнал ли ты Маэла Фотартаига из этой земли? Смертью поплатишься ты, если не вернется он назад.

 

Узнал об этом Маэл Фотартайг и воротился с востока. Пришел он с востока в Дун Собайрхе, и радостно приветствовал его тамошний народ.

 

- Дурно поступаешь ты, о Маэл Фотартайг,- говорили ему,- что не хочешь взять эту женщину. Тебе отдавали мы ее, а не этому старикашке.

 

- Воистину это нехорошо,- ответил им Маэл Фотартайг. Потом отправился он к лейнстерцам, и те приветствовали его. Та же девушка провела с ним ночь.

 

- Смерть тебе, если не добудешь для меня этого мужчину,- сказала ей дочь Эхайда.

 

Поведала об этом девушка Маэлу Фотартайгу.

 

- Как. поступить мне, о Конгал?-спросил тот.

 

- Вознагради меня,- ответил Конгал,- и сумею я отвадить эту женщину, так что и не помыслит она о тебе никогда больше

 

- Станут твоими мой конь с уздечкой и мое платье,- ответил Маэл Фотартайг.

 

- Не приму я этого,- ответил Конгал,- если не дашь мне еще и твоих псов, так что станут они только моими.

 

- Получишь и это,-ответил Маэл Фотартайг.

 

- Тогда отправляйся завтра на охоту к Бо Айфе,- сказал Конгал.

 

Коровы Айфе - это два камня, что стоят на склоне горы. Издали похожи они на две белые коровы. И стоят они на склоне горы.

 

- Иди же туда и принимайся охотиться,- сказал Конгал, -и пусть присылает девушка на свидание с тобой свою госпожу, а уж я сумею отвадить ее от тебя.

 

Так и случилось. Сказала девушка своей госпоже, и долгим показалось той время до утра. Утром отправились они обе на встречу с Маэлом Фотартайгом и вдруг увидели Конгала.

 

- Куда идешь ты, распутница? - спросил Конгал.- Что еще тебе делать одной, как не спешить на свидание к мужчине? Отправляйся-ка домой и оставайся опозоренной!

 

Потом вместе с девушкой пошел Конгал к ее дому. Вдруг снова увидели они, что идет королева.

 

- Что ж,- сказал тогда Конгал,- низкая женщина, хочешь ты ославить короля Лейнстера? Если встретимся мы еще, то отрублю я тебе голову и положу перед Ронаном. Воистину недостойна та, что позорит короля по канавам и зарослям, идя одна на свидание с мужчиной.

 

Потом ударил он ее плетью и отправился домой.

 

- Я еще вылью поток крови тебе на лицо! - сказала тогда королева.

 

Между тем вернулся Ронан домой, а еще прежде него пришли люди Маэла Фотартайга. Остался тот охотиться один.

 

- Где ж нынче вечером Маэл Фотартайг, о Конгал? - спросил Ронан.

 

- Он не пришел домой,- сказал Конгал.

 

- Горе мне,- сказал Ронан,- что один остался мой сын в полях, когда стольким он делал добро!

 

- Ты оглушил нас, говоря о своем сыне,- молвила королева

 

- Как не говорить о нем,- сказал Ронан,- если не сыскать во всей Ирландии сына, который был бы больше по душе своему отцу. К мужчинам и женщинам у Ат Клиат, Клар Дайре Мойр и Дрохут Карпри ревнует он меня, словно самого себя, так что легко от того живется нам обоим.

 

- Вот уж не добиться ему от меня легко того, что он хочет,- сказала королева,- встречи со мною тебе на позор. Не остаться мне живой, коли и дальше буду я терпеть его. Трижды хотел увести меня к нему Конгал сегодня утром, так что едва я спаслась от него.

 

- Проклятье губам твоим, низкая женщина,- сказал Конгал, -ибо ты говоришь ложь!

 

- Тогда сумею я доказать это,- ответила королева.- Начну я петь половину песни и поглядим, подойдет ли к ней его песня.

 

Каждый вечер делал это Маэл Фотартайг, дабы угодить девушке. Пел он одну половину песни, а она пела вторую половину.

 

Между тем вернулся домой Маэл Фотартайг и сушил ноги у очага. И был подле него Конгал, а его шут Мак Глас забавлялся на полу. Так говорил он, ибо стоял тогда холодный день:

 

Холодно под порывами ветра любому, кто пасет стада Айфе.

 

- Послушай-ка это, о Ронан,- сказала королева,- спой нам еще раз!

 

Холодно под порывами ветра любому, кто пасет стада Айфе.

 

Незачем стадо пасти,- сказала королева,- Без коров и без встречи с любимым.

 

- На сей раз все правда,- сказал Ронан.

 

Сидел подле Ронана воин по имени Аэдан, сын Фиахна Лара.

 

- О Аэдан,- сказал Ронан,- копье Маэлу Фотартайгу и копье Конгалу!

 

И когда у огня повернулся к ним спиной Маэл Фотартайг, вонзил в него Аэдан копье, и вошел наконечник в сидящего юношу. Тут поднялся Конгал, но метнул в него Аэдан копье, и прошло оно сквозь его сердце. Вскочил тогда шут, но и в него пустил Аэдан копье, что выворотило ему кишки наружу.

 

- Довольно, о Аэдан,- сказал тогда Маэл Фотартайг со своего места,- загубил ты людей!

 

- Воистину повезло им, что не нашел ты, кого обольстить, кроме моей жены,- сказал Ронан.

 

- Злая ложь выпала тебе, о Ронан,- сказал юноша,- дабы сгубил ты без вины единственного сына. Клянусь твоей властью и встречей, на которую я спешу, встречей со смертью, не больше я виноват в желании увидеть ее, чем сойтись со своей матерью. Это она домогалась меня с тех самых пор, как явилась сюда, и трижды посылал ее назад Конгал, чтобы не встретились мы. Воистину не было па Конгале вины, за которую ты убил его.

 

Между тем унес ворон внутренности шута на верх дома. Скривились его губы. Принялись тогда смеяться глупцы. Стыдно стало Маэлу Фотартайгу и сказал он:

 

О, Мак Глас,

убери внутрь свои кишки,

отчего не ведаешь ты стыда,

ведь смеются глупцы над тобой.

 

Тут испустили они дух все трое. Отнесли их тела в другой дом. Потом пошел туда Ронан и провел подле сына своего три дня и три ночи.

 

Тем временем отправился Донд, молочный брат Маэла Фотартайга, брат Конгала, к Дун Собайрхе с двадцатью всадниками. И сказали они Эхайду прибыть к границе своей земли встретить Маэла Фотартартайга, что убежал с его дочерью. А потом снесли они ему голову да головы его жены и сына.

 

И говорил Ронан у изголовья своего сына:

 

Холодно под порывами ветра любому, кто пасет стада Айфе, незачем стадо пасти, без коров и без встречи с любимым.

 

Холоден ветер перед домом героев, мертвыми воины были, что лежали меж мною и ветром.

 

Спи, дочь Эхайда, ветер суров непомерно, горе мое - то убийство Маэла Фотартайга из-за похоти женщины.

 

Спи, дочь Эхаида, нет мне покоя, хоть ты и не спишь,- смотреть на Маэла Фотартайга в кровавой рубахе его.

 

Дочь Эхайда сказала:

 

Горе мне, это тело в углу - много глядело очей на него,

 

грех, что свершили мы, было в изгнании твоем это горе твое.

 

Ронан сказал:

 

- Спи, дочь Эхайда, люди ума не лишились, хоть и плащ твой намок, не по сыну ты плачешь.

 

Тут пришел Донд и бросил ей на грудь головы отца, матери и брата. Тогда поднялась она и бросилась на кинжал, что вышел у нее из спины.

 

И тогда сказал Ронан:

 

Лишь одну рубаху Эхайд получил, после того как был в длинном плаще, горе, что есть у Дун Айс, есть и у Дун Собайрхе.

Дайте еды, дайте питья псу Маэла Фотартайга, и пусть кто другой даст еды псу Конгала.

Дайте еды, дайте питья, псу Маэла Фотартайга, псу человека, который кормил, всякого, что б ни давали взамен.

Горестны мне муки Датлена,

чьи бока избиты жестокой плетью,

нет у нас к ней упрека,

не она предала тех, кого мы любили.

 

Дойлин,

голову всем он кладет на колени,

ищет того, кого уж не найти.

 

Воины, юноши, кони

были при Маэле Фотартайге,

ласка ничья им была не нужна

при жизни их господина.

 

Воины, юноши, кони 

были при Маэле Фотартайге, 

часто без удержу в поле 

неслись они в скачке.

 

Воины, юноши, кони

были при Маэле Фотартайге,

не раз издавали они

клич торжества после славных побед.

 

Люди Маэла Фотартайга, 

ведомо мне, не узнали позора, 

не были ж стойки они рядом с тем, 

кто в нужде не оставил бы их.

 

Сын мой, Маэл Фотартайг,- 

где было жилье, там высокий лес, 

не оставлен любовью он был 

королей и сородичей их.

 

Сын мой, Маэл Фотартайг, 

берегом Альбу прошел ты, 

из героев героем ты был, 

когда подвиг вершил среди них.

 

Сын мой, Маэл Фотартайг, 

лучшим был псом ты из своры, 

лосось белый, высокий, блестящий, 

теперь ты в холодном жилище. Холодно.

 

Тогда стали рыдать все лейнстерцы, что собрались вокруг Ронана. И опрокинули его назад. Бросились вслед за Аэданом, и схватили его два сына Маэла Фотартайга, Аэд и Майл Туйле, и Аэд ранил его копьем.

 

- Дайте мне подняться, о воины,- сказал Ронан,- если не желаете меня убить. Умер ли этот человек?

 

- Воистину да,- ответили воины.

 

- Кто убил его? - спросил Ронан.

 

- Аэд совершил это,-сказали воины.

 

- Ранил ли его Майл Туйле? - спросил Ронан.

 

- Нет,- ответили воины.

 

- Пусть же не ранит он никого вовеки веков! - сказал Ронан,- но слава храбрости и доблести юноши, что поразил Аэдана. И сказал Ронан:

 

Великое дело для сына раба поразить королевского сына, в смертный свой час понял это Аэдан, сын Фиахна Лара.

 

Тут началась схватка подле Ронана у входа в дом. И сказал тогда Ронан:

 

Битва эта на поле,

увы, без Маэла Фотартайга,

рядом со схваткой иной,

уж не дерется он в прежней.

Тут поток крови хлынул у него изо рта, и немедля он умер. 

 

Это и есть "Убийство Ронаном родича".

 



Назад к разделу


Поиск: