Кельтская мифология / Шотландские предания

Назад к разделу

Принцесса Тайра из Ульстера и ее любовники

Это сказание — из коллекции известного собирателя устной гэльской традиции Джона Грегорсона Кэмпбелла с острова Тайри. Кэмпбеллы были членами древнего и знатного гэльского клана, владевшего землями в графстве Аргайлшир, западная Шотландия. Данное сказание архаично не по языку (оно записано в конце XIX века), но по своей исторической основе: судя по всему, описываемые события относятся к раннему средневековью. Северная Шотландия была землей, где пересекались "сферы влияния" двух культур: с запада — ирландской, гэльской, а с востока — скандинавской, норманнской. История любви датского принца и ирландской принцессы на шотландской земле в чем-то символична. Символична и фигура Красного Эйхана Холмов — зловещего ревнителя "гэльского начала" в образовавшемся "треугольнике".

 

Однажды король Дании отправил своего сына вместе с шестью другими юношами к шотландскому двору. Они высадились в Каитнессе и там, приехав главным образом для развлечений, стали высматривать оленей и другую дичь и выспрашивать, где ее можно найти. Им сказали, что все зверье для охоты поредело с тех пор, как в этих краях стало больше людей, но в соседних частях страны, особенно в Россшире, его по-прежнему много, и, если они отправятся туда, будет им обильная ловитва. Они поехали и, покуда оставались там, жили в доме семьи МакКензи, около озера Лох Мари.

 

И вот однажды, преследуя по холмам оленя, юный королевич отделился от своих спутников, каждый из которых в целости добрался до дома. Когда дом уже виднелся, он, будучи усталым, сел на обочине дороги и заснул. Он пробудился от звука голосов и увидел двух человек, один из которых был молод, а другой стар: они шли к нему по дороге, а между ними была молодая женщина. Он поднялся и, когда они подошли поближе, понял, что никогда не видел женщины более прекрасной.

 

Он встал перед ними и заговорил. Старик ответил: "Ты поступаешь дурно, задерживая нас на нашем пути".

"Мне кажется, — сказал королевич, — я не делаю ничего неприличного и не сказал дурного слова". Старик сделался сердит и, называя его грубыми именами, сказал, что он плохо воспитан.

"Это не тот язык, к которому я привык, — ответил королевич, — в моих жилах течет кровь датских королей, и мне захотелось положить твою голову вровень с башмаками за дурные слова, которых я не заслужил".

 

Когда старик услышал это, он испугался и стал извиняться за горячность нрава, которую показал, однако добавил, что находится под клятвой защищать девушку от всякого посягательства, — "вот причина, почему она с нами, по церковному обету и по велению ее отца". И он сказал, что они прибыли на берег из монастыря на острове озера Лох Мари и собирались до сумерек вернуться.

"Я очень хотел бы знать, кто эта девушка, которой ты удружаешь", — сказал королевич.

"Имя девицы, — ответил старик, — принцесса Тайра из Ульстерского Дома в Ирландии; а теперь дай нам пройти".

При расставании королевич сказал девушке: "Как была это наша первая встреча, так, я боюсь, и наша последняя, — прощай!"

"Я так не скажу", — ответила она.

 

Он пошел домой, но спустя несколько дней вернулся на прежнее место, надеясь увидеть то же общество, однако никто не приехал в тот день с острова на берег. Когда он пошел в следующий раз, то прождал тщетно два дня, а в третий раз — три дня, и возвратился домой обычным путем, расстроенный своей неудачей. Тогда он решил добраться до острова, буде найдется способ переправиться туда. Ему сказали, что у человека на другом берегу озера есть лодка; он пошел к нему и нанял его, чтобы тот поехал с ним.

 

Высаживая его, человек указал ему дорогу к монастырю и поведал, что он придет к источнику, который не должен миновать, не испив из него воды; что источник славится своей целебностью в любой болезни, которой подвержен человек, и особенно целителен для тех, кто потерял свой рассудок.

"А рядом с источником, — сказал человек, — есть дерево с дуплом на боку, и никто не проходит мимо, не положив туда что-нибудь более или менее ценное".

 

Юноша пошел берегом в небреженье о дереве и об источнике, дошел до монастыря и постучался в первую же дверь. На вопрос, что его привело и зачем он пришел, он ответил, что пришел повидать ирландскую принцессу. Ему сказали, что это невозможно. Тогда он спросил, нет ли там кого-нибудь, во власти которого выслушать его просьбу. Ему сказали, что это старейший по чину в монастыре. Тот же, когда пришел, ответил: "Нет! Ты не можешь видеть принцессу".

Тогда юноша рассказал, кто он такой, и спросил: "Если я хочу ее себе в жены и она согласна, можешь ли ты помешать соединению?"

"Мы предоставим дело ее собственной воле", — ответил старик.

 

Она охотно пришла, и королевич провел тот день на острове. Прежде чем он ушел, она сказала: "У меня есть сомнение в этом деле".

"Что же это?" — спросил он.

"То, что я никогда не видела тебя прежде, кроме одного раза, равно как и ты не видел меня, а если любовь приходит быстро, она может так же быстро уйти".

"Ты знаешь это по себе?" — спросил он.

"Нет", — ответила она.

 

Он велел ей посмотреть на вечернюю звезду, которая была видна на юго-западе, и сказал: "Искренне, как эта звезда светит на тот холм, я люблю тебя".

"Есть у меня другое сомнение", — ответила она.

"У тебя их очень много", — сказал он.

 

Она опасалась, что Красный Эйхан Холмов, как его прозвали оттого, что он был среди холмов и днем и ночью, будет ему опасным противником, если повстречается на дороге.

 

Он возвратился с острова, высадился и, имея, как он думал, причину быть довольным, пошел радостный и с легким сердцем, насвистывая по дороге. Он не прошел далеко, когда близ его лица пролетела стрела; следующая вонзилась в его шапку. Он остановился, оглядываясь, и увидел большого человека, стоявшего рядом с валуном, что был впереди на обочине дороги.

"Кто ты, раз уж ты собрался сделать из меня мишень?" — спросил королевич.

"Ты никогда не слышал о Красном Эйхане Холмов? — ответил тот. — Если не слышал, теперь ты видишь его и испытаешь его искусство. Между нами есть один вопрос, который никогда не разрешить иначе, как единственным образом: либо ты убьешь меня, либо я убью тебя".

 

Они взялись за мечи — тот и другой; пролилась кровь. Затем королевич спросил, нет ли другого решения дела, кроме кровопролития.

"Не говори попусту; либо ты убьешь меня, либо я убью тебя, другого пути нет!" — сказал тот и ударил королевича мечом в бок, тяжко ранив его. Юноша упал, а враг его убежал.

 

Королевич держал руку на ране, но стоило ему шевельнуться, как лилась кровь из нее, и так он проводил ночь, покуда язык не распух у него во рту. Среди мучений услышал он звук родника в овраге, ниже того места, где он лежал. Раненый попытался двинуться к воде, но не смог, хотя прилагал все усилия. Наконец он решил, что лучше истечь кровью до смерти, чем умереть от жажды, и, волочась вперед, он добрался до воды, но, прежде чем успел испить ее, лишился чувств и пролежал рядом с родником до следующего дня. Потом добрые люди, что пристали к берегу на лодке, услышали его стоны, признали его и взяли обратно на остров, где он пробыл, беспамятный, много недель, покуда принцесса и его собственные люди, которых перевезли на остров, ухаживали за ним.

 

Когда он очнулся и узнал, что постоянная забота девушки и ее бдения помогли вернуть его к жизни, он выразил много благодарности. "Когда ты встанешь на ноги и выздоровеешь, — сказала она, — будет время благодарить меня". Он изо дня в день рассказывал ей, как увезет ее в Данию.

 

Потом однажды показался корабль, с которого послали к берегу лодку, чтобы забрать девушку, чей отец лежал при смерти.

"Ты вернешься?" — спросил он. — И ты не забудешь меня среди твоего народа?"

"Я вернусь, — ответила она. — Ничто, кроме смерти, не помешает мне вернуться".

 

Она уехала, и много дней о ней ничего не было слышно. В нетерпении королевич день за днем посылал людей на вершины самых высоких холмов высматривать корабль. Наконец они увидели три идущих корабля, и на мачте первого был королевский флаг Ирландии.

 

Однажды, незадолго перед тем как девушка покинула остров, королевич встретил на берегу старика, который преградил ему путь. Его люди велели наглецу держаться другой стороны дороги, но тот отказался отойти, и тогда королевич спросил, что у него за дело.

"Не разговаривай так грубо, — сказал старик, — я пришел к тебе, нуждаясь в приюте, чтобы спросить: не возьмешь ли ты меня к себе на службу, покуда ты здесь?"

"Нынче вся моя ноша на других, — сказал королевич, — и старый человек с посохом в руке вроде тебя не многое может сделать, чтобы помочь мне. Есть у тебя дом?"

"Был до вчерашнего дня; сегодня у меня нет ничего. У меня были дом, жена, сын, земля, скот, а вчера всю мою скотину, кроме одной заплутавшей овцы, украли, и сын мой пошел на поиски, упал со скалы и разбился. Когда его мать услышала, что с ним случилось, она пошла туда и, видя своего сына мертвым, бросилась в море и утонула, а я остался один. Если ты возьмешь меня с собой, я сослужу тебе в холмах больше службы, чем может тот, кто моложе меня".

Старик сказал, что его имя Дугалл МакКойних. Королевич позволил ему быть с ними, покуда они остаются на острове.

 

Когда корабли показались, королевич пошел на самый высокий из холмов, взяв с собой среди прочих старика, который по дороге сказал: "Постой, я расскажу тебе мой сон".

"Мне не до снов", — ответил королевич.

"Разве ты не будешь слушать, если я видел один и тот же сон три ночи подряд; и он был о том, что она умерла".

"Мы жаждем получить радостные вести, а ты вместо этого несешь нам вести скорби".

Старик тогда сказал: "Я отправлюсь на корабль и подам знак: если все хорошо, — ты увидишь красный флаг, а если тебя ждет скорбь, — черный".

Он отплыл, и, когда добрался, принцесса спросила его, все ли хорошо. Тот ответил утвердительно, и она сказала: "Королевич с нетерпением ждет вестей". Тогда старик убедил девушку — против ее воли и совета спутников — поднять флаг смерти, говоря, что радость видеть ее живой вознаградит любовника за обман.

 

Когда черный флаг увидели с берега, королевич сказал, что не может больше жить, взял свой меч и убил себя. Когда же принцесса достигла берега, встречавшие рассказали ей, как королевич, веря, что она мертва, покончил с собой. Она спросила, где он лежит, и сказала, что никакая видимая и невидимая сила не может помешать ей проститься с ним; она пойдет одна и не причинит себе вреда. Когда она пришла туда, где лежало тело королевича, то заметила, что кто-то следовал за ней, и, повернувшись, увидела, что этот наглец был старик.

 

"Скверный Дугалл, что за злой совет ты мне дал!"

"Я не Дугалл, — сказал тот. — Я — Красный Эйхан Холмов, а это моя месть!" — и он убил ее своим ножом. Потом он исчез, и с тех пор его не видели в стране и не слышали о нем.

 

Назад к разделу


Labirint.ru - ваш проводник по лабиринту книг

Поиск: