Африканские мифы / Мифы

Назад к разделу

Как зажглись звезды

Лемур Эбопп и соня Мбоу пошли раз по лесу место для своего хозяйства выбирать. Облюбовали полянку, выкорчевали пни, расчистили землю. А потом в город, где все время жили, воротились.

Наутро говорит Эбопп другу:

 

— Пойдем-ка на наше место да хоть лачужку поставим.

 

На том и порешили. Каждый на своем участке по лачуге поставил. Вернулись потом в город — передохнуть. Но на третий день снова в лес потянуло. С зари до ночи работали, спин не разгибали. Переночевали в лесу, а спозаранку опять за дело. И вот уже снова вечереет, говорит Эбопп:

 

— Что-то мне здесь на голодный желудок ночевать неохота. Вернемся-ка в город.

 

А дома вкусный ужин ждет. Постарались жены. Зовет лемур друга:

 

— Заходи, отужинай со мной.

 

Отужинали вместе. Теперь Мбоу Эбоппа к себе зазывает:

 

— Пойдем ко мне, отведаем, что жена приготовила.

 

Отведали — ни крошки не оставили.

 

Наутро — снова на поле, бананы сажать. С утра до ночи трудились не покладая рук. Отправились по домам, а ночь темная выдалась — ни зги не видно.

 

И назавтра они бананы сажали. И послезавтра — тоже. Вернулись домой к женам.

 

— Ну, теперь ваша очередь, идите ямс сажать. Потрудились жены славно, быстро ямс посадили. Жена

Эбоппа приходилась дочерью владыке небесному Обасси Осо. Раз за ужином прибегает от него гонец.

 

— Важные вести у меня для тебя, Эбопп, с тобой, и только с тобой, мне и говорить.

 

Вышла жена из комнаты, и тогда молвил гонец:

 

— Вот вы сидите, едите-пьете, горя не ведаете, а оно на пороге: умерла сестра жены твоей.

Возопил Эбопп и скорее гонца к другу своему Мбоу препровождает.

 

Как узнал тот о горе, сразу прибежал. Стали друзья совет держать.

 

— С какими прощальными дарами явимся мы на похороны? С новых полей достатка и изобилия нам еще ждать да ждать. А ехать сейчас нужно. Для поминок много еды всякой понадобится, где ее возьмешь?

 

Обошли друзья весь город, каждый, чем мог, помог. Поведал Эбопп печальную весть жене.

 

— Собирайся. Скоро пятый день скорби минует, и пора на поминки ехать.

 

Горько жена его зарыдала, да только слезами горю не поможешь.

 

А другу своему Мбоу сказал Эбопп:

 

— Нам еще пальмового вина раздобыть бы да рому, чтоб богам возлияние принести.

 

Снова по кругу пошел, в городе каждый на его горе откликнулся, пожалели, посочувствовали, да только вина не нашлось ни у кого. Пошел к реке, где пальмовое масло делали, может, думает, там вина раздобуду. И повстречался ему Ику, речной дух. Эбопп — к нему:

 

— Помоги!

 

— Жаль мне тебя, — молвил Ику,— да только помочь вряд ли смогу.

 

Еще больше закручинился Эбопп, дальше было пошел, но тут остановил его Ику.

 

— Слушай, у меня четыре глаза. Отдам-ка я тебе два, ты их продашь, а на выручку все, что ни пожелаешь, купить сможешь.

 

И протянул ему добрый Ику два свои глаза, а они не простые — алмазные, сверкают, переливаются. С такими глазами самая темная ночь не страшна — все видно. Велика цена такому сокровищу! Обрадовался Эбопп, скорее домой побежал, жене да другу об удаче рассказал. За такое сокровище все что угодно дадут.

 

Собрались они поутру и тронулись в путь, в царство владыки небесного Обасси Осо. Пришли они к дому, где несчастная жила, залилась сестра ее слезами горькими. Увидели их горожане, говорят:

 

— Вы пришли помянуть умершую дочь нашего повелителя? Обычай велит вам выставить вино пальмовое для всех и рому, чтобы священное возлияние богам принести.

 

— С пустыми руками пришел я к вам,— повинился Эбопп.— Все здесь купить намеревался.

А в царстве Обасси Осо тот год выпал неурожайный и голодно всем жилось. И то малое, что Эбопп у себя в городе собрал, разделил он меж всеми. Но разве всех накормишь?!

 

Разгневался Обасси Осо:

 

— Коли не устроишь поминок, как того обычай требует, не видать тебе больше жены. Она — моя дочь, со мною и останется.

 

Решил Эбопп с другом посоветоваться.

 

- Как думаешь, не пора ли нам алмазные глаза Ику продавать? А с другой стороны, видишь, как обнищали, изголодались горожане, что они могут за такое сокровище дать?

 

Научил его мудрый Мбоу, как быть.

 

- Один глаз — алмаз огромный, никому его не купить. А ты разбей его на кусочки, глядишь, покупатели и объявятся.

 

Так Эбопп и поступил. Раздробил на мелкие кусочки дар бесценный.

 

Ну, а теперь,— наставляет его Мбоу,— иди и сыщи в городе человека, у кого еще не оскудели запасы.

 

Искал-искал Эбопп и нашел наконец такого: пищу — есть не переесть, вино — пить не испить, масла пальмового да рому на сто лет хватит.

 

Договорился с ним Эбопп, только предупредил:

 

— Сокровище, которое получишь, до поры людям не открывай. А как откроешь — поклонится тебе в пояс весь народ.

 

Справили поминки, все честь по чести. Отпустил их с миром Обасси Осо. Вернулись Эбопп, Мбоу и жена Эбоппа в город родной, и шлет Эбопп гонца торговцу:

 

— Теперь можешь открыть сокровище, всему народу показать.

 

Обрадовался тот, созвал людей, говорит:

 

- Сейчас увидите вы чудо чудесное, диковинку невиданную!

 

Открыл мешочек, потряс, все камушки алмазные и высыпались, подхватил их ветер и развеял по всему городу. Сверкая и лучась, падали они там и сям. Бросились ребятишки их собирать. Всю ночь собирали, а днем хвать — не видно ни одного. А на следующую ночь снова. И к концу месяца собрали они едва не все осколки. Сложили огромный блестящий круг. И получилась луна. К концу месяца она всегда кругла и полна, а звезд не видать, значит, детишки в небесном городе все осколки вместе сложили. Да только снова, налетел ветер, снова развеял по небу блестки ночные. Потому-то в начале месяца луна маленькая, узким серпиком, а звезд видимо-невидимо. Вот так благодаря лемуру Эбоппу, соне Мбоу, речному духу Ику и жителям небесного города звезды на небе и зажглись.

Назад к разделу


Labirint.ru - ваш проводник по лабиринту книг

Поиск: