Африканские мифы / Мифы

Назад к разделу

Сошествие с небес

В самом начале времен не было твердой земли, где могли бы обитать люди, только огромные пространства воды и топкие болота. Но небеса уже существовали. Верховная власть там принадлежала орише (богу) Олоруну, известному также под именем Олодумаре и другими не менее прославленными именами. Жило на небесах великое множество ориш, но никто из них не мог сравниться ни мудростью, ни могуществом с Олоруном. Был у него старший сын Орунмила, известный также под именем Ифа. Этого сына Олорун наделил способностью предсказывать будущее, постигать все тайны жизни и даже управлять судьбами. Особым доверием верховного бога пользовался и ориша Обатала, одетый в белое одеяние. Трудно сказать что-либо хорошее или дурное и об орише Эшу, никогда нельзя было заранее угадать, как он поступит — такой уж у него был нрав. Зато он постиг самую сущность языка и речи и служил Олоруну толмачом. Оришей был и Агемо-хамелеон, преданный слуга Олоруна. Водными же просторами и топкими болотами, лишенными всякой жизни, правила богиня Олокун. Оба царства — земное и водное — существовали раздельно, каждое само по себе. Никто из ориш не интересовался тем, что происходит внизу. Только Обатала, одетый в свое белое одеяние, изредка поглядывал на водное царство и всякий раз поражался его однообразию и безжизненности. И вот однажды отправился он к Олоруну и обратился к нему с такими словами:

 

— Царство Олокун состоит из водных просторов и топей, окутанных туманом. Если б среди них появились острова твердой земли с полями и лесами, холмами и долинами, там могли бы поселиться ориши и всякие живые существа.

 

— Конечно, это было бы хорошо,— согласился Олорун,— но ведь создать острова твердой земли очень трудно. Кто возьмется за это?

 

— Я возьмусь,— вызвался Обатала.

 

Он отправился в покои Орунмилы, которому были открыты все тайны жизни, и сказал ему следующее:

 

— Твой отец дозволил мне спуститься в нижний мир и создать твердую сушу среди водных просторов и болот, чтобы там можно было разбить поля и возвести города. Ты понимаешь скрытое значение всего сущего, научи же меня, как взяться за это дело.

 

Орунмила положил перед собой поднос и кинул на него шестнадцать орехов. Орехи расположились в определенном, понятном ему одному, порядке. Орунмила задумался, затем собрал и бросил снова. И так много раз.

 

Наконец он сказал:

 

— Ты должен спуститься на золотой цепи. Прихвати с собой пустую раковину с песком, белую курицу, чтобы она могла разгребать песок, черного кота, чтобы ты не был там в одиночестве, и кокосовый орех. Вот что сказали мне орехи.

 

Обатала обратился к кузнецу, золотых дел мастеру, попросил его сковать золотую цепь, достаточно длинную, чтобы по ней можно было спуститься в нижний мир.

 

— Хватит ли у тебя золота?— поинтересовался кузнец.

 

— Ты начинай ковать. А за золотом дело не станет. Обатала обошел всех ориш, выпрашивая у них золото.

 

Они отдали ему все, что у них было: кольца, браслеты, серьги, просто золотую пыль. Обатала отнес собранное золото кузнецу. Тот посмотрел и сказал:

 

— Этого мало.

 

Опять отправился Обатала искать золото, набрал, сколько мог. А кузнец опять сказал:

 

— Мало золота.

 

— Нет больше золота в небесах,— ответил Обатала.— И искать нечего.

 

— Тогда твоя цепь не достигнет нижнего мира.

 

— Что делать? Куй цепь. Там посмотрим. Кузнец сковал цепь и отнес ее Обатале.

 

— Приделай на конце крюк,— попросил тот.

 

— Но у меня нет золота.

 

— Сделай крюк из последних нескольких звеньев. Обатала воткнул крюк в небеса и спустил цепь.

Орунмила дал ему с собой раковину с песком, белую курицу, черного кота и кокосовый орех. Обатала стал спускаться. Где-то на полпути обитель света кончилась, началось царство сумерек и тумана. И вот уже до него донесся плеск волн. Повис Обатала на конце цепи, не знает, что делать. А сверху послышался голос Орунмилы:

 

— Высыпай песок. Обатала повиновался. Снова раздался голос бога:

 

— Бросай курицу.

 

Обатала поступил, как ему было велено. Курица начала быстро разгребать лапками песок. И песок тут же превращался в твердую землю. Только падал он неравномерно, поэтому и получились кое-где холмы и Долины. На один из холмов и спрыгнул Обатала. Это место он назвал Ифе. Там он выстроил себе жилище. Посадил кокосовую пальму, она тут же выросла, ее семена разнес ветер, и вскоре кругом появилось множество пальмовых рощ. Там Обатала и поселился. Его одиночество разделял только черный кот.

 

Спустя некоторое время Олорун захотел узнать, как обстоят дела у Обаталы. По его повелению Агемо-хамелеон спустился по цепи на землю. Он нашел Обаталу на пороге его дома в Ифе.

 

— Как обстоят у тебя дела? Скажи, чтобы я передал это Олоруну,— сказал он.

 

— Суша уже создана, на ней растут пальмы,— ответил Обатала.— Не хватает только света. Здесь сумрачно и туманно.

Вернувшись на небеса, Агемо передал все это своему повелителю.

Олорун создал солнце и пустил его гулять по небу. Суша озарилась ярким светом, мрак и туман растаяли.

 

Обатала остался на земле. Скучно ему было вдвоем с черным котом, и он решил сотворить людей. Нарыл глины, налепил человеческих фигур и поставил их на солнце сушиться. Пока трудился, устал и разгорячился.

 

«Надо создать пальмовое вино,— подумал он.— Чтобы те, кто утомлен, могли им освежиться». Он нацедил из пальмовых стволов много сока, подождал, пока он перебродил, и начал пить. Выпил столько, что в голове у него помутилось. Тогда он стал снова лепить людей. Но руки у него дрожали, и многие фигуры получились уродливыми: искривленными, горбатыми, колченогими и короткорукими. У некоторых не хватало пальцев на руках. Но захмелевший Обатала ничего не замечал. Налепив множество людей, он воззвал к Олоруну:

 

— Я создал множество людей, чтобы мне не было скучно, но только ты можешь вдохнуть в них жизнь.

Олорун выполнил его просьбу. Теперь это были настоящие люди, из плоти и крови. Они тотчас стали трудиться, возвели себе дома вокруг жилища Обаталы. Так возник город Ифе.

 

Но когда Обатала протрезвел и увидел, что он натворил, печаль переполнила его сердце.

 

— Никогда больше не буду пить вино,— поклялся он.— С этого дня я заступник всех калек.

 

С тех пор к его заступничеству всегда прибегают и горбатые, и хромые, и слепые.

 

После того как земля была заселена, Обатала снабдил людей необходимыми орудиями труда. Железа тогда еще не было, поэтому он раздавал бронзовые ножи и деревянные мотыги. Люди взрыхлили землю, посеяли просо и ямс и стали плодиться. Город становился все больше. Обатала стал верховным вождем этого города. Через некоторое время, однако, он соскучился по небесам и поднялся по золотой цепи на небо. По случаю его возвращения боги устроили большое пиршество. Услышав о новосотворенной земле, многие ориши решили туда спуститься.

 

Олорун напутствовал их такими словами:

 

— Заботливо относитесь к людям. Старайтесь им помочь, если они вас попросят об этом. Отныне вы их защитники. Обатала, создатель суши, останется здесь, в небесах, и будет моим советником. Вы же спускайтесь на землю, и пусть каждый свершит то, что ему предначертано.

С тех пор Обатала жил на небесах и только изредка спускался на землю. Город Ифе процветал под его покровительством.

 

Ьогиии Олокун была унижена и разгневана вторжением в ее владения. Однажды, в отсутствие Обаталы, она наслала на сушу громадные волны. Начался ужасный потоп. Возделанные поли были залиты водой. Многие люди утонули. Везде царили хаос и мрак. Люди взывали за помощью к Обатале, но он их не слышал. Тогда они явились к орише Эшу, который переселился на землю вместе с другими, и попросили его похлопотать за них перед Обаталой.

 

- К богам следует обращаться лишь после принесения подобающей жертвы,— сказал Эшу.— Где наша жертва?

 

Люди принесли козла.

 

- Вот жертва для Обаталы. Но Эшу не двинулся с места.

 

- И это все? спросил он.

 

- Мы не понимаем тебя,— сказали люди.— Мы же принесли подобающую жертву Обатале.
 

Вы хотите, чтобы я проделал ради вас длинный путь. Просите, чтобы я был вашим толмачом. Разве мне не полагается подарок?

 

Люди принесли жертву и Эшу. Приняв ее, он тут же отправился на небо, чтобы поведать Обатале, что произошло в его отсутствие.

 

Обатала сильно огорчился и встревожился. Не зная, что предпринять, он поспешил за советом к орише Орунмиле. Орунмила раскинул орехи и, поразмыслив, сказал Обатале:

 

— Оставайся пока здесь. Я сам опущусь на землю и обращу воды вспять.

 

И вот Орунмила явился в Ифе. Обратил вспять воды, осушил болота, исцелил множество недужных и увечных. Пришел конец власти Олокун над нижним миром.

 

Орунмила хотел было подняться обратно на небо, но люди, видя, сколько пользы он им принес, попросили его остаться. Он не хотел оставаться, вот и пришлось ему научить ориш и некоторых людей, как управлять невидимыми силами и как предсказывать будущее, вернее, разгадывать желания и намерения Олоруна. Ориши и люди переняли у него умение гадать по орехам, раковинам-каури, песку и цепи. Затем Орунмила возвратился на небо. Как и Обатала, он иногда посещает землю, чтобы посмотреть, как там идут дела. А искусство гадать передается от поколения к поколению предсказателей-бабалова.

 

На земле постепенно водворялся порядок. В отношениях между людьми и видимым миром, между людьми и оришами воцарялось все большее согласие. Но все еще не было примиренья между Олокун, богиней вод, и Олоруном, богом неба. Олокун все не оставляла мысли отомстить своему врагу из верхнего мира. Знала о его могуществе и все же продолжала плести козни. Она умела ткать и окрашивать сотканные ею материи в яркие цвета. Ни в верхнем, ни в нижнем мире не было никого, кто мог бы сравниться с ней в этом искусстве. И вот она вызвала Олоруна состязаться с ней в ткацком искусстве.

 

«Она хочет унизить меня, ведь она в этом деле непревзойденная мастерица,— подумал Олорун, когда получил ее послание.— Но и уклониться от ее вызова я не могу».

 

В конце концов после долгих размышлений он отправил к Олокун своего посланника — Агемо.

 

— Властелин неба, Олорун, приветствует тебя,— сказал Агемо.— Но прежде чем вступить в состязание с тобой, он хочет удостовериться, впрямь ли так прекрасны твои ткани. Покажи их.

Тщеславие Олокун оказалось сильнее ее. Она тут же надела ярко-зеленую юбку. Агемо окрасился в такой же ярко-зеленый цвет, даже еще красивее. Тогда Олокун нарядилась в ярко-желтую юбку. И Агемо окрасился в желтый цвет, еще красивее. Попробовала она надеть ярко-красную юбку, но и тут не застала врасплох Агемо. Смутилась Олокун, не знает, что делать.

 

«Ведь это только посланник,— подумала она,— и он может окраситься в любой цвет, ярче моих тканей. Где уж мне тягаться с самим хозяином?»

 

— Передай богу неба,— обратилась она к Агемо,— что я признаю его главенство.

 

С тех пор уже никто не оспаривал верховную власть Олоруна.

Назад к разделу


Labirint.ru - ваш проводник по лабиринту книг

Поиск: